Меню
Назад » » » 2018 » Февраль » 4

21-летнюю девушку не приняли без полиса в больницу, и она умерла

Напомним, 17 января беременную и больную 21-летнюю гражданку РФ Татьяну Пименову выставили на зимнюю улицу в тапочках из республиканской больницы им Семашко в Симферополе. Выставили из-за того, что у нее не было полиса ОМС. На следующий день девушка умерла.

Скандал после публикации разразился федеральный. Чиновники рапортуют, что врач, отказавший Татьяне в госпитализации, уволен. Сетевые охранители убеждают, что это единичный случай.

Но на этой же неделе, с разницей буквально в пару дней, в больницах Южного федерального округа произошли еще две ровно такие же истории. 

В Евпатории 13-летнего мальчика с переломом руки выгнали из приемного покоя больницы на мороз из-за того, что у него не оказалось с собой медицинского полиса. Плача от боли, он 40 минут стоял на морозе, пока прохожая не помогла ему связаться с родителями. 

Двумя днями ранее в Сочи медики выкатили на каталке из больницы тяжело больного пациента и оставили его лежать на улице возле гаражей. На замечания случайных свидетелей сотрудницы медучреждения ответили: «Забирайте его себе, он нам не нужен». По какой причине мужчину выкинули их больницы и были ли у него страховые документы — в репортаже не сообщается.

Подобные случаи вызывают резонанс не только потому, что касаются каждого. Мы начинаем осознавать то, что уже давно дано нам в ощущениях: в современной российской медицине для людей места больше нет. Пациент — не человек, а единица финансирования.

Многие, прочитав про умершую беременную, ужаснулись: неужели такое возможно? Она же не просто нуждалась в помощи, она носила ребенка. Разве не положено ей, не застрахованной по системе ОМС, три дня в больнице совершенно бесплатно?

Действительно, в стране существует такая норма. Любого человека без документов могут госпитализировать на трое суток за счет бюджета. Но с одной оговоркой: его состояние должно быть ургентным, то есть представлять угрозу для жизни. Иными словами, если человек поступает в больницу с инфарктом или аппендицитом — его положат. А перелом руки в общем случае жизни не угрожает — либо накладывай гипс за деньги, либо жди, как в Средневековье, когда само зарастет.

Может ли это быть поводом для манипуляций со стороны медиков? Безусловно. Любой врач в приемнике может написать историю болезни так, что ваша пневмония или воспаление почек станут вполне себе рядовыми заболеваниями вроде ОРВИ. «Вот вам схема приема препаратов, лечитесь дома». И, поверьте, доктор сделает это не потому, что он такой ленивый или бездушный, а потому, что ему за вас никто не заплатит.

Современное российское здравоохранение построено по принципу многоканального финансирования. Первый и основной источник средств — система ОМС. Государство пока еще страхует всех, у кого есть паспорт. Не автоматически: полис все же надо получить, хранить эту бумажку как зеницу ока и предъявлять медику по первому требованию.

Без полиса в больницу лучше не являться. Даже если вы упали на улице и сломали ногу, сперва ползите домой за триадой «паспорт-полис-СНИЛС», а уже потом — в травмпункт.

Именно номер вашего полиса гарантирует, что больнице хоть копеечку, но заплатят. По дороге часть и без того низкого тарифа, определяемого медицинскими чиновниками для каждого случая обращения к врачу, сожрут штрафы страховых компаний (недаром страховщики держат целые полчища экспертов, выискивающих недочеты в историях болезни), но все же доктор знает: записан номер полиса, значит, поработал он не зря.

За тех, у кого полиса нет, система ОМС, очевидно, не платит. Мало того, строго предписывает медицинским учреждениям: не смейте тратить средства ОМС-ников на других больных — тех, у кого нет полиса, или чьи заболевания не входят в территориальную программу. Их государство лечит за счет бюджета. 

Однако с выделением средств на «бюджетных пациентов» зачастую возникают проблемы. Финансирование скудное, если не сказать нищенское. В прошлом году мы писали о бедственном положении детского реабилитационного центра в Севастополе.  Из 40 млн запрошенных рублей горздрав выделил центру на год всего 5. Естественно, к июлю деньги закончились: и те, что медики получили из бюджета, и те, что заработали по ОМС. Над центром нависла угроза закрытия.

Поэтому медики любой государственной больницы будут любыми путями отбрехиваться от пациента без полиса. И не потому, что считают его законченным маргиналом, не имеющим права на медицинскую помощь. Просто койко-день обходится слишком дорого, и за все врачи в конечном итоге платят из своего кармана.

Здесь можно возразить: мол, знаем, как все там в больницах устроено. Главврачи назначают себе космические зарплаты и премии, бухгалтера ведут двойную бухгалтерию, службы закупок сидят на откатах — вот куда уходят бюджетные деньги. Возможно, это все так, только к тем врачам, которых вы встречаете в поликлиниках и приемных покоях, это не имеет никакого отношения.

Они, рядовые медики, уже давно не являются частью системы — потому, что сами не извлекают из ее функционирования никакой выгоды. Разве можно назвать выгодой 19 тысяч рублей зарплаты, которые получает мой друг, травматолог одной из крымских поликлиник? И это — за ежедневный прием 40 пациентов с осмотрами, перевязками, назначением лечения. Перед новым годом в его больнице главврач получил 250 тысяч премии, его приближенные — по 200 тысяч, а ему дали лишь 14. Следующая зарплата — в конце января. Как дожить?

Для современной российской медицины врач — бездушная машина по оказанию медицинских услуг.

Он не должен сострадать пациенту, думать о его благополучии.

Он даже не должен лечить.

Он должен зарабатывать деньги — для себя и толпы администраторов, жирующих за счет его бедности.

В фильме «Аритмия», рассказывающем о буднях скорой помощи провинциального города, есть такой эпизод. Новый начальник подстанции, холеный медицинский чиновник с хорошо поставленной речью, прямо говорит врачам: жизнь пациента не имеет значения, главное — нормативы: 20 минут на доезд и 20 минут на оказание помощи. Человек все еще не стабилен? Плевать, собирайтесь и уезжайте.

Заработать в этой системе можно лишь тогда, когда пациентов будут обслуживать как на конвейере, не вникая в особенности их состояния. Врачи, зажатые системой, вынуждены ей подчинятся. Потому что штрафуют их буквально за все.

Примешь больного не по профилю — штраф, не примешь — тоже штраф. Назначишь дорогостоящий анализ, который страховой эксперт посчитает излишним — штраф, не назначишь, а больной нажалуется — тоже штраф.

Отправишь пациента на обследование в платную клинику, потому что в больнице нет нужного оборудования, а он выставит счет страховой компании — вычтут из твоей зарплаты. Как тут быть человечным?

Врачей обязали быть жестокими.

«Мало получает? Значит, плохо работает», – лукаво говорят медчиновники, скрывая, что сами живут за счет срезанных у подчиненных стимулирующих. Но в отличие от советских времен, когда каждый врач мог сделать карьеру и возглавить отделение или больницу, российским докторам попросту некуда расти: все более или менее хлебные должности занимают вовсе не врачи, а специально обученные администраторы, которым система строго-настрого запрещает прикасаться к больным. 

«Они обязаны! Они клятву давали!». Согласна. Только в этой клятве нет ни слова о том, что врач добровольно должен голодать. Во время обсуждения истории с умершей в Симферополе беременной я спросил коллегу:

— Если бы ты работала кассиром супермаркета, к тебе пришел человек и попросил поесть, ты бы дала?
— Да, — ответила она. — Если бы видела, что человек вот-вот умрет от голода, купила бы ему поесть.
— А если бы такие, как он, приходили каждый день?

На всех бедных и обездоленных сострадания у врачей не хватит. Его и на сильных и относительно обеспеченных давно не хватает.

2 января в Алуштинской больнице умер директор филиала «Массандры». Мужчину с кардиомиопатией слишком долго держали в приемном покое и не оказывали помощь, жалуются родственники. Они сокрушаются, что сразу не сказали врачам: этот подвыпивший в праздники мужчина — не маргинал, а директор крупного винодельческого предприятия. 

Какова мораль? К сожалению, самая звериная. Нам пора понять и запомнить: ни внешность, ни занимаемая должность, ни количество денег не являются сегодня гарантией выживания — по крайней мере в провинции, где качественной платной медпомощи попросту нет. Имеют значение лишь грамотность, внимательное отношение к собственному здоровью, умение добиваться своего и глубокое знание принципов, по которым работает система.

И не ходите по больницам в одиночку — с вами всегда должен быть кто-то, кто будет в силах вас поддержать и защитить.

 

Иди умирать, бомжиха, мы спать хотим

Татьяне Пименовой был 21 год. До своего 22-го дня рождения она не дожила пять дней. Полгода назад девушка переехала в Крым к своему гражданскому мужу из Волгоградской области. Позже, когда она забеременела, к ней на время перебрались родители — Наталья и Юрий.

«Мы узнали, что она беременна только в ноябре, — рассказала «Примечаниям» мать девушки Наталья Пименова. — Мы с мужем собирались на заработки, на вахту в Москву, заехали дочь навестить. А она нам говорит: "Побудьте со мной, сейчас зима, в Москве холодно, а весной поедете". Мы остались». Недавно все четверо сняли жилье в селе Донское Симферопольского района.

Вечером 17 января девушка почувствовала недомогание, у нее поднялась небольшая температура. Так как в местную амбулаторию идти было уже поздно, беременной Тане вызвали «скорую помощь». Приехавшие на вызов врачи сделали девушке укол и предложили госпитализацию в инфекционную больницу. Таня отказалась из-за предубеждения, что инфекционка — источник заразы, осталась дома.

К полуночи ей стало хуже. Температура поднялась до 39 градусов. Семья снова вызвала «скорую», женщину забрали в больницу. Родные с ней не поехали. «Нас заверили, что ее однозначно госпитализируют, положат в палату, — рассказывает мать. — Поэтому мы решили ее не сопровождать, а приехать первым автобусом через несколько часов».

Если бы муж или родители поехали в больницу, им бы пришлось возвращаться в село на такси, что для семьи в стесненном материальном положении весьма накладно, объясняет мать Татьяны.

Решение стало роковым: когда молодая беременная женщина столкнулась с бюрократическим равнодушием и оказалась на улице без денег и с севшим телефоном, ее попросту некому было защитить.

Сначала Татьяну доставили в Луговскую ЦРБ, к которой относится село Донское. Там ее осмотрели и выдали направление в Симферопольскую больницу №7. В приемном покое седьмой больницы у женщины взяли анализы и поставили предварительный диагноз. Убитая горем мать не может даже пересказать написанное в направлениях дочери. «Вроде ОРВИ под вопросом, лихорадку написали, что-то с почками под вопросом», — сказала она «Примечаниям» по телефону. Родственники так и не поняли, по какой причине Таня оказалась в приемном покое Симферопольской больницы им. Семашко.

«Она все время звонила мужу, сообщала о том, кто ее осматривает, какие анализы делают, куда везут, — вспоминает Наталья. — Из Семашко звонила, жаловалась, что к ней вышел гинеколог и сказал: «Думаешь, я буду тебя тут ночью смотреть?» Потом ее стали выгонять, говорить, что в госпитализации она не нуждается и должна уйти домой. Она просилась остаться до утра, жаловалась на температуру. Мы нашли телефон приемного покоя, звонили, нам ответили: «Мы что, гостиница? Приезжайте и забирайте».

В конце концов Татьяну в три часа ночи выставили за дверь со словами: «Мы тоже люди, нам спать нужно». Беременная девушка оказалась на холоде в чем была — тонких штанах, пуховике и шлепанцах. Телефон сел, позвонить домой она не смогла. Таня провела на улице час, пока ее не заметила случайная прохожая.

«Мы встречались вчера с ней, — рассказывает мать покойной. — Она говорит, что увидев на темной улице девушку с пакетами, в пуховичке и тапочках, вроде бы беременную, подошла и спросила «Вам плохо?» Таня ответила, что ей нужно позвонить. В это время муж Тани, Владислав, уже оделся и пошел пешком по трассе в Симферополь в надежде поймать машину. Он попросил девушку вызвать для Тани такси и отправить ее в Донское, а он подсядет в машину на трассе. Так моя дочь попала домой. Эта девушка рассказала, что Таня поделилась с ней: в Семашко ей все-таки делали какие-то уколы, но нам дочка об этом почему-то не сообщила».

Домой беременная женщина вернулась с температурой 40.

Родные так и не поняли, что стало причиной отказа в госпитализации. Они лишь предполагают: отсутствие документов — паспорта и полиса ОМС. Таня якобы жаловалась, что в приемнике Семашко ее из-за этого называли «бомжихой».

Документов у Татьяны действительно не было. Паспорт, полис и СНИЛС у нее украли в Москве в прошлом году. Восстановить документы девушка не успела — попала на скамью подсудимых. «Она встречалась с парнем, они расстались и он обвинил ее в краже, — говорит мать девушки. — Суд признал ее виновной и дал 4 месяца. Она освободилась в апреле 2017 года, сказала, что едет домой, а потом позвонила уже из Крыма и сообщила, что живет у своего любимого человека, Владика, с которым они долго переписывались».

Таня пыталась восстановить документы, находясь в Крыму. По словам родных, она каждую неделю ездила в Белогорск, как на работу, но там ей неизменно отвечали: «Запросы отправлены, ждите». Понимая, что ей нужно становиться на учет и как-то рожать, Таня решила вернуться на родину в Волгоградскую область. Но не успела: отъезд был назначен на конец января.

Так со справкой об освобождении из МЛС Татьяна и поехала в ту роковую ночь в больницу. «Она не бомжиха, — плачет мать. - Там на справке все есть: фамилия, фотография».

На следующий день Татьяне стало лучше. Температура упала, она смогла поесть, самостоятельно ходила в туалет. Но уже к ночи лихорадка началась снова, моча отходила с трудом.

Мать побежала за медиками местной амбулатории, стала просить, чтобы дочери поставили мочевой катетер. Но ей заявили: «Такого оборудования у нас нет».

«Мы привезли доктора или фельдшера из амбулатории к нам домой на машине, а через пять минут приехала «скорая», — сквозь слезы вспоминает мать. — Таню снова повезли в Луговскую ЦРБ, там поставили катетер. Она жаловалась на боль вы животе, а я ее успокаивала: «Мочу вывели, сейчас станет легче». 

Из Луговской больницы женщину повезли в перинатальный центр в Симферополь. «Там ей сделали УЗИ, сказали, что матка закрыта, все в порядке, — говорит Наталья. — Потом стали смотреть ребенка. Таня спрашивала меня: «Мама, что там видно?» Ребеночек, говорю, ручки, ножки. «Кто, мам?» Говорят, девочка. Таня так обрадовалась, заулыбалась, Владик очень хотел девочку. Потом говорят, что ребенок, к сожалению, погиб, не выдержал высокой температуры — белок свернулся.

Таня впала в панику, кричала, что Владик ее убьет — ребенка не уберегла, что лучше сама умрет. Я не знала, как ее успокоить».

Татьяну стали готовить к искусственным родам (срок беременности составлял 23 недели). Взяли анализы, определили в палату. Все это время мать женщины Наталья была с ней.

«Танин муж и отец приехали, — продолжает женщина. — Я отошла буквально на минутку, чтобы двери им открыть, слышала, как она кричала мне «Мама, где Владик? Мама, мамочка!» Когда вернулась, она уже лежала на кушетке, из носа у нее текла кровь, а у рта была кровавая пена. Так моей девочки не стало».

По словам родных, врачи пока не сказали им, что же случилось с Татьяной. Медики перинатального центра лишь предположили, что у женщины была вирусная пневмония, которая могла протекать бессимптомно. Значительному ухудшению состояния могло поспособствовать переохлаждение, полученное накануне ночью. Вскрытие пройдет в понедельник, 22 января.

В субботу, 20 января, отец Татьяны Пименовой побывал в прокуратуре и Следственном комитете, написал заявление на действия сотрудников приемного покоя больницы им. Семашко в Симферополе. Он уже встречался с юристом медучреждения и передал письменную просьбу сообщить фамилии и должности дежуривших в тот день в приемнике медиков. «Говорить нам имена они отказались, прикрываясь безопасностью сотрудников, — утверждает мать Татьяны. — Сам юрист затруднился сказать, что же произошло в ту ночь, сказал, будет разбираться».

Семья ожидает, когда им выдадут тело, и собирает средства на транспортировку и захоронение Татьяны на родине. После похорон мать и отец планируют вернуться в Крым, где будут добиваться справедливого разбирательства по делу о смерти дочери.

primechaniya.ru/home/news/yanvar_2018/lyudej_v_medicine_bolshe_net/?_utl_t=ok

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]