Меню
Назад » » » 2020 » Январь » 28

Центробанк Набиуллиной признан самым жестким в мире

Политика регулятора пошла вразрез с экономической повесткой дня

Российский Центробанк (ЦБ) стал мировым лидером по жесткости банковского регулирования, сообщил в своем исследовании Сбербанк, который всегда был предельно корректен в оценках действий регулятора. Судя по проведенному анализу, ЦБ принимает такие решения, как будто экономика бурно растет, потребительские расходы бьют рекорды, а приток иностранного капитала сделал валютные кредиты доступными всем подряд. Но это не так. Уже даже на президентском уровне звучит тезис, что за увеличение доходов граждан и в целом за экономический рост несет ответственность не только правительство, но и Центробанк.

Главным вызовом для выживания банков стала не экономическая ситуация, а резкое ужесточение регулирования сектора и изменение правил игры, ведущие к дальнейшему снижению прибыльности. Требования регулятора оказывают все большее влияние на бизнес-модель самых разных групп банков, банковское регулирование при этом оказывается фактором макроэкономической политики. Такие выводы содержатся в исследовании, проведенном специалистами возглавляемого Германом Грефом Сбербанка (есть в распоряжении «НГ»).

«Сейчас Банк России ограничивает виды кредитования, на которые в совокупности приходится около 40% кредитного портфеля банков. Это все потребительское кредитование, ипотека с первоначальным взносом до 20%, валютное кредитование, включая кредитование экспортеров в валюте, кредитование на цели приобретения долей в других компаниях», – перечисляют авторы исследования.

Обычно ограничения обосновываются повышенными рисками соответствующих кредитов, «хотя не всегда эти меры в достаточной степени обоснованы». В частности, как замечают исследователи, и валютное кредитование экспортеров, и выдача ипотеки – одни из самых надежных видов кредитования.

Кроме того, борьба с потребительским кредитованием – «яркий пример усилий, брошенных на борьбу с объективным трендом в ущерб концентрации на работе с реальными рисками». Как показал анализ банкротств и отзывов лицензий за 2013–2019 годы, чем выше в активах доля кредитов физическим лицам, тем ниже была вероятность дефолта. «Более похоже, что розничная специализация скорее помогала, чем мешала банкам в период кризиса», – считают исследователи. По их данным, розничным банком быть в пять раз менее рискованно, чем корпоративным.

«Среди розничных банков есть и известные проблемные случаи, но все они связаны как раз с кредитованием юридических лиц, в ряде случаев заемщиками были именно юрлица, связанные с акционерами банков… При этом некоторые розничные банки были поддержаны своими акционерами, а вот корпоративные банки акционеры почему-то, наоборот, предпочитали «обчистить» накануне банкротства», – уточняется в исследовании.

«Вряд ли такая живучесть розничных банков – следствие успешного регулирования. Скорее проблемы корпоративных банков – результат масштабного недосмотра, – уточняют в Сбербанке. – В целом больше всего похоже на то, что ЦБ не в том месте боролся с проблемами, когда реальные риски назревали совершенно в ином месте».

Отношение активов, взвешенных с учетом риска, к банковским активам в разных странах 
(данные по публичным банкам с капитализацией более 2 миллиардов долларов, страны, 
представленные только одним банком, исключены). Источник: Сбербанк

Еще один вывод исследования: «В 2019 году Россия поставила мировой рекорд по интегральной жесткости регулирования, что ощутимо ограничивает развитие финансового сектора».

«Российская специфика состоит даже не только в том, что едва ли не каждые полгода ЦБ обнаруживает поводы ограничить какой-нибудь еще рынок, но в беспрецедентной жесткости предпринимаемых усилий», – считают авторы исследования. Они предлагают сравнить величину активов, взвешенных с учетом риска, с активами банков: чем выше этот коэффициент, тем более жестким оказывается регулирование. Выяснилось, что в России упомянутый коэффициент превышает 100%, тогда как в среднем по миру он составляет около 53%.

Еще более показательна ситуация с ипотекой (с первоначальным взносом до 20%), «которая в России взвешивается под 200%». «Это также мировой рекорд, ни в одной стране мира, даже столкнувшейся с реальным кризисом на рынке ипотеки, никогда не устанавливался коэффициент более 100%, типично же использование коэффициентов около 50% и ниже», – обращает внимание Сбербанк.

В итоге, если смотреть на принимаемые регулятором ограничительные меры, может сложиться впечатление, что в России идет мощный экономический рост, быстро и долгие годы растут цены на недвижимость и на фондовом рынке, приток иностранного капитала сделал валютные кредиты доступными всем подряд, а потребительские расходы бьют все рекорды.

Однако на самом деле это не так. При этом ограничения кредитования неизбежно снижают доступности кредита для инвестиций, угнетают внутренний спрос и в итоге ведут к снижению темпов роста экономики, предупреждают исследователи.

Нынешнее руководство Центробанка крайне озабочено рисками появления на финансовом рынке РФ «пузырей». «Если пытаться сдвинуть центробанковскими инструментами потенциальные темпы роста, мы в конечном счете получим либо инфляцию, либо «пузыри» на финансовых рынках, а скорее всего и то и другое», – сообщала, в частности, летом прошлого года глава ЦБ Эльвира Набиуллина.

Как следовало из ее объяснений, чтобы обеспечить экономическое ускорение, нужно улучшать инвестиционный климат, создавать стимулы для предпринимательской инициативы, заниматься структурными изменениями в экономике – другими словами, нужно уделять внимание всему тому, что, как читалось между строк, находится за рамками влияния ЦБ. Перечисленные факторы действительно можно назвать одними из ключевых. Но в то же время не стоит преуменьшать и роль Центробанка.

По крайней мере и сама Эльвира Набиуллина, когда она занимала совершенно другую должность – министра экономического развития, напрямую увязывала экономический рост в том числе с денежно-кредитной политикой.

«Важно, чтобы применяемые денежные и бюджетные меры не ограничивали экономический рост. Мы только запустили маховик экономического роста, и важно его не охладить, в том числе разговорами о перегреве экономики», – призывала Набиуллина в 2008 году. Во время кризиса 2009 года она уточняла, что его преодоление будет зависеть и от эффективности антикризисных мер, и от того, «насколько мы продвинемся по вопросу финансирования предприятий реального сектора, доступа к кредитам», при этом локомотивом роста она называла внутренний спрос.

В должности министра Набиуллина призывала бороться с инфляцией не столько методами монетарной и денежной политики, сколько стимулированием конкуренции, наращиванием производства. Она призывала сделать поддержку малого бизнеса приоритетом, повысить доступность кредитования бизнеса, насытить экономику и банковский сектор «длинными» деньгами.

Претендуя в 2013 году на пост главы Центробанка, Набиуллина уже начала менять риторику. Она сообщала, что регулятор не может абстрагироваться от потребностей экономического роста, однако не стоит при этом рисковать макроэкономической стабильностью. «Доступность кредитов очень важна, но их чрезмерная доступность может привести к надуванию пузырей», – предупреждала она.

Затем, спустя еще несколько лет, эта позиция оформилась в такой тезис: «Выход на новые темпы роста мерами денежно-кредитной политики обеспечить нельзя. Эти меры способны только стабилизировать темпы роста вблизи потенциального уровня». Снова и снова подчеркивалось, что обеспечение ценовой стабильности – вот цель денежно-кредитной политики ЦБ РФ.

Мнения опрошенных экспертов о том, кому принадлежит пальма первенства в вопросах ускорения экономического роста, разошлись. «Динамика ВВП, исходя из статистики за последние 20 лет, на 85% определяется реальной динамикой денежной массы», – сказал аналитик компании «Фридом Финанс» Александр Осин. Именно в этом направлении и необходимо предпринимать основные стимулирующие усилия. «Правительство только распределяет имеющиеся ресурсы», – уточнил эксперт.

Однако, как считает доцент Российской академии народного хозяцства и госслужбы Сергей Хестанов, «политика ЦБ в настоящее время очень близка к нейтральной», а экономический рост «можно стимулировать либо улучшением бизнес-климата, либо смягчением бюджетной политики (прежде всего за счет ослабления бюджетного правила) и повышением госрасходов». Ведь, добавляет он, именно в сочетании с бюджетной и фискальной политикой денежно-кредитная начинает восприниматься тоже как жесткая.

Но, судя по всему, ситуация уже настолько сложная, что поставить точку в дискуссии о главном ответственном за рост пришлось президенту Владимиру Путину. «Сейчас, опираясь на устойчивый макроэкономический фундамент, нужно создать условия для существенного повышения реальных доходов граждан. Вновь подчеркну, это важнейшая задача правительства и Центрального банка», – сказал президент в Послании Федеральному собранию. 

Анастасия Башкатова

 https://echo.msk.ru/blog/statya/2578178-echo/

Похожие материалы

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]