Меню
Назад » » » 2016 » Декабрь » 14

Что ждет баррель в 2017 году

Уходящий год стал, возможно, одним из исторически значимых для мирового рынка нефти. Хотя цены колебались не так сильно, как в 2014-м (когда в течение нескольких месяцев стоимость «черного золота» менялась четыре с лишним раза), решения, принятые в 2016-м обещают быть судьбоносными.

Заморозить нельзя сокращать

Речь в первую очередь идет о договоренности стран-производителей нефти — как участников ОПЕК, так и государств вне картеля — ограничить добычу «черного золота».

Напомним, 2016 год начался с очередного обвального падения. Предыдущим летом казалось, что самый тяжелый период для нефтедобытчиков позади. И если цены не вернутся к рекордным показателям, то уж выше отметки в 60 долларов за баррель будут держаться твердо. Но уже в январе цены опустились до 12-летнего максимума – 25 долларов за баррель. Пока панические настроения нарастали, аналитики допускали, что и 10 долларов в данной обстановке не предел.

Обвал стал звонком для основных игроков мирового рынка. В 2015 году крупнейшие государства-нефтедобытчики ограничивались в основном благожелательными декларациями. Саудовская Аравия, главный экспортер нефти в мире, продолжала держать стратегию на вытеснение конкурентов, и прежде всего американских сланцевых производителей. Аналогичным образом вели себя Ирак и Иран. Последний оказался освобожден от санкций и немедленно расконсервировал замороженные мощности, чтобы, наконец, получить столь необходимую стране валютную выручку. За полгода добыча в Исламской республике подскочила на 1 млн баррелей в сутки.

На этом фоне положение терпящей бедствие Венесуэлы, где было уже все, кроме голодных бунтов, мало кого волновало. Но 25 долларов за баррель привело производителей в чувство, поставив перед необходимостью договариваться.

Медленно, но верно процесс пошел.

Однако апрельская встреча ОПЕК, где были предложены весьма скромные меры (только заморозка, а не сокращение производства), провалилась. В основном из-за несогласия Саудовской Аравии и Ирана. Последний хотел, по меньшей мере, достичь уровня добычи и экспорта, бывших до введения санкций в 2012 году. Саудиты же считали, что было бы несправедливо ограничивать себя, пока Иран наращивает производство.

Впрочем, что конкретно сорвало переговоры, до сих пор неясно. В частности, выдвигалась версия о непримиримой позиции саудовского принца Мухаммеда бен Салмана.

Как бы то ни было, сделка не состоялась. Вместе с тем цены начали расти на слухах о возможном достижении договоренностей. И больше уже не опускались ниже 30 долларов.

К середине 2016 года, на фоне автосезона в США и возобновления переговорного процесса, нижним пределом для цен стала уже отметка в 40 долларов за баррель.

Россия в помощь

Тогда же начались многочисленные консультации – как между членами ОПЕК, так и с участием стран, не входящих в организацию. Стало ясно, что картелю нужна поддержка извне. И лучшим кандидатом стала Россия, с ее огромной добычей и достаточно важной ролью государства. В случае если бы РФ серьезно поддержала соглашения, государства ОПЕК восприняли бы это как хороший пример для того, чтобы снять противоречия.

Так и произошло. Новая встреча состоялась на очередном саммите в Вене в конце ноября 2016 года и на нем наконец-то удалось достичь консенсуса. Было решено, что добыча внутри ОПЕК будет сокращена до 32,5 млн баррелей в сутки. Это на 1,2 млн баррелей меньше, чем по факту добывается сейчас, но на 2 млн баррелей больше, чем подразумевают официальные квоты ОПЕК.

Кстати, организация фактически признала, что ее предыдущие решения имели нулевую обязательность для участников.

Конкретные квоты при этом не назывались. Судя по всему, Саудовской Аравии, как обычно, придется взять на себя значительную долю снижения — половину или даже больше. Вряд ли серьезные обязательства будут возложены на Венесуэлу, так как страна уже и так перешагнула грань экономического коллапса и добивать ее таким образом никто не станет. Остальное распределится между прочими участниками, наверняка поумерить амбиции на завоевание новых рынков придется как Ираку, так и Ирану.

В то же время к соглашению присоединились несколько не входящих в организацию стран, в частности, Россия, Мексика и Казахстан. Причем роль Москвы была ключевой в переговорах. Bloomberg, например, указал, что ноябрьская беседа министра энергетики Александра Новака со своим саудовским коллегой спасла сделку. С другой стороны, иранские дипломаты намекают на важность общения президента Хасана Роухани с Владимиром Путиным для выработки единой позиции.

Кто пострадает первым?

Самой России придется сократить добычу примерно на 300 тыс. баррелей в сутки. Это несколько выше показателей 2015 года, которые, впрочем, оказались рекордными, даже несмотря на падение цен.

Сейчас основная интрига кроется в том, какие положения договора будут исполняться в России. В стране действует несколько крупных и множество мелких компаний. Кто из них будет вынужден снизить добычу, пока неясно.

Больше всего инструментов у государства в отношении компаний с госучастием, но нужно учитывать, что их лоббистские возможности очень высоки. В то же время природные условия и особенности российской нефтедобычи серьезно ограничивают возможность свободно «крутить вентиль» на месторождениях, как это делают те же арабы.

В общем, каким-то компаниям придется понести серьезные убытки, хотя эксперты уже сейчас признают, что в рамках всей российской отрасли падение добычи будет некритичным.

Что будет с нефтью в 2017-м?

Насколько достигнутая в таких муках договоренность окажется прочной, сказать сложно. История ОПЕК показывает, что соглашения внутри картеля регулярно нарушались. Но и демонизировать членов организации не стоит. Все-таки они понимают, что нынешняя ситуация – особенная, – и попытка обманом добыть несколько лишних сотен миллионов долларов может обойтись дорого, в том числе и для репутации страны. Благо, что в этот раз принцип «доверяй, но проверяй» все же пойдет в ход — стороны договорились о создании наблюдательной комиссии, которая будет контролировать исполнение соглашения.

В любом случае, чего не следует ожидать, так это взрывного роста цен на нефть.

В обозримом будущем она вряд ли повысится до «докризисных» отметок. Американская сланцевая индустрия понесла тяжелые потери в последние полтора-два года, но выжила и оптимизировалась. Нефтяники США сейчас готовы добывать большие объемы нефти при 50 с лишним долларов за баррель, а именно такая цена в последние дни установилась твердо.

Если соглашение будет выполняться, то стоимость барреля, по всей видимости, еще подрастет. Это даст американцам достаточно воздуха, чтобы возобновить работу на остановленных месторождениях.

Но и новое падение цен вряд ли состоится – при условии, если стороны будут более или менее щепетильно относится к выполнению венских договоренностей.

Другими словами, сейчас нефть находится в равновесной точке и останется там еще какое-то время. А вот что будет в более отдаленной перспективе, когда начнет сказываться недостаток инвестиций, сократившихся из-за обвала цен, предсказать, пожалуй, невозможно — уж слишком много неожиданностей произошло на нефтяном рынке в последние годы.

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]