Меню
Назад » » » 2019 » Октябрь » 11

«Сын стонал, врачи смеялись». Краснодар

«Сын стонал, врачи смеялись». Краснодарка винит врачей в смерти ребёнка

Супруги Крикун с двумя детьми переехали в Краснодар из Волгограда. Их младший сын Лев страдал от аллергии, и врачи советовали сменить место жительства.

Родители думали, что в Краснодаре мальчику станет лучше, к тому же они не раз читали новости о достижениях кубанской медицины. Маргарита со Станиславом не представляли, что столкнутся совсем с другой реальностью и потеряют ребёнка именно в краснодарской больнице. Их сын умер незадолго до своего второго дня рождения.

 

Положили в коридоре

В начале июля супруги поехали с детьми отдохнуть на море, но уже через три дня им пришлось экстренно вернуться обратно. У Льва поднялась температура, хотя Маргарита даже не пускала его в воду. Вызванный на дом врач прописал лечение от ОРВИ, и через несколько дней мальчику стало лучше. Температура больше не поднималась и, казалось, что ребёнок поправился. Он бегал, играл, смеялся — всё как обычно.

Но утром 14 июля произошло ухудшение. Градусник показал 37,5, и родители сразу же отвезли Льва в частную клинику. Сделанные в ней рентген и анализы крови указывали на бронхит. Вечером из-за температуры ребёнку вызвали скорую и его увезли в краевую детскую инфекционную больницу. По словам Маргариты Крикун, там у её сына нашли вирусную инфекцию и согласились с диагнозом «бронхит», но условия лечения маму не устроили.

«Сына положили прямо в коридоре, — говорит Маргарита Крикун. — Но возле него лежала девочка с пневмонией, а потом туда ещё и привезли ребёнка с коклюшем. Его мама сразу всех предупредила, что не привитым детям находиться радом опасно. А у Лёвы не было иммунитета, потому что из-за аллергии педиатры советовали нам делать ему прививки по индивидуальному графику. Я боялась заражения, и вечером 15 июля решила везти сына домой, потому что свободного бокса для нас не нашли. Нас отпустили без возражений, только попросили подписать отказ от госпитализации».

Дома ребёнку ненадолго стало лучше. Но ночью подскочила температура, и родители снова вызвали скорую. В итоге вечером 16 июля Лев Крикун вернулся в инфекционку — меньше чем через сутки после вынужденной выписки из неё. И ему опять пришлось лежать на кушетке в уже знакомом коридоре, притом, что в этот раз мальчику было намного хуже. Хотя его родители утверждают, что свободные места были.

«Дети лежали в коридорах, при наличии свободных закрытых боксов, — продолжает Маргарита Крикун. — В них есть стёкла и было видно, что кровати пустые, никого нет. Но когда мы с другими родителями спрашивали, почему так происходит, врачи отвечали: «Где закрытые, где пустые?». Они смеялись в лицо и говорили: «Вы что, такого нет!».

 

«Слишком психованный»

По словам Маргариты Крикун, сразу после повторного поступления в больницу её сыну опять поставили диагноз «обструктивный бронхит» и заподозрили пневмонию. Перед этим мальчику сделали лишь экспресс-анализ крови, который не вызвал опасений у дежурного врача.

А между тем в первом часу ночи 17 июля состояние ребёнка начало быстро ухудшаться. Температура была под сорок, он кашлял, плакал, стонал. Позже у Льва появился «стеклянный» взгляд, он стал закатывать глаза и временами как будто терял сознание. Но врачи хранили спокойствие.

«Я подошла к дежурной медсестре и попросила осмотреть сына, потому что с ним явно было что-то не так, — говорит Маргарита Крикун. — Но она ответила: "А что вы хотели при бронхите, ложитесь спать и ждите обхода". Сказала, что пока они могут только делать уколы, сбивать температуру. Ночью сына кололи много раз, а утром ввели сразу четыре препарата — Анальгин, Преднизолон, Но-шпу и Димедрол. Но ему становилось всё хуже. Я просила пригласить дежурного врача, но нам говорили, что его нет на месте. Я кричала и рыдала, а в ответ слышала только то, что должна дождаться обхода. Хотя даже другие мамы начали возмущаться оттого, что врачи бездействовали».

Утром пришла заведующая отделением, но она тоже не увидела повода для экстренных мер. По словам Маргариты, женщина назвала Льва «слишком психованным», «домашним» и обещала прислать психолога. Чуть позже эта же врач принесла рентгеновский снимок, в расшифровке которого был указан диагноз «левосторонняя сегментарная пневмония».

Хотя Маргарита сразу усомнилась в этих данных. Она утверждает, что оба сделанных до этого снимка не получились, потому что страдающий малыш не мог лежать неподвижно. В итоге доктор назначила капельницу, во время которой состояние мальчика сильно ухудшилось.

«Сыну стали капать антибиотик и преднизолон, — рассказывает Маргарита Крикун. — Но на преднизолоне у него началось бешеное сердцебиение, появились хрипы, перебои дыхания, отрыжка, газы. Но врач говорила, что всё нормально. Если бы я её не звала, она бы вообще не подходила.

Хотя как я потом уже узнала, преднизолон капают строго под наблюдением. Только когда мой малыш начал уже совсем задыхаться и кашлять, не открывая глазки, заведующая отделением решила привести реаниматолога. Он осмотрел сына и сказал, что его состояние критическое».

Она несла умирающего ребёнка в реанимацию через все больничные корпуса на своих руках и всё время повторяла: «Сынок, только дыши». Внутрь женщину не пустили, а сказали ехать домой и ждать новостей. Но их с мужем ждали только плохие вести.

 

«Таким родился»

Утром 18 июля родителей мальчика срочно вызвали в больницу. Им сказали, что сын в тяжёлом состоянии и у него серьёзные проблемы с левым лёгким — оно сжалось вдвое. По приезду супруги узнали, что их ребёнку срочно делают переливание. Они видели, как в палату носят контейнеры с кровью. Маргарита плакала и читала молитвы, но они не помогли. В час дня врач сообщил о смерти маленького пациента.

«В реанимации у сына началось кровотечение желудка, лёгких, почек, отёк мозга и лёгких, — вспоминает Маргарита Крикун. — Сердце просто не выдержало, и он умер. Как потом сказал врач, кровь сына была настолько жидкой, что даже бешеные дозы свёртывающих препаратов не помогли.

Было даже подозрение на лейкоз. Хотя когда перед капельницей у Лёвы брали анализ крови, она была очень густой и её с трудом смогли собрать. Что так разжидило кровь, что кололи и капали моему сыну? Может быть, капельница была назначена неправильно? Непонятно по каким критериям назначили лечение, если они не брали анализы».

Врачи не допускали даже мысли, что ребёнок умер из-за их действий. Зато они озвучили массу предположений о вине родителей и злом роке. Говорили, что ребёнка плохо лечили дома, что его покусали энцефалитные комары или грызуны. Также были версии, что у супругов плохая генетика и что органы их сына сформировались как-то не так.

«В итоге нам сказали, что у сына с рождения была больная печень и смерть наступила из-за синдрома Рейе, — говорит Маргарита Крикун. — Хотя за два дня до этого его осматривала педиатр и ничего такого не нашла. Она написала в заключении, что печень не увеличена, живот спокойный, мягкий.

Никаких признаков синдрома Рейе не было, а он не развивается за два дня! Я очень щепетильно относилась к здоровью сына, мы часто ездили по клиникам и сдавали анализы. Я считаю, что печень разрушили препараты, которые вводились бесконтрольно».

Также она с мужем винит медиков в бездействии на протяжении многих часов и попытке скрыть следы своих ошибок. Например, они считают очень странным, что мальчика повезли через весь город в морг инфекционной больницы для взрослых, хотя он есть и в детской. Тело почему-то повезли в какой-то старой «десятке», а вскрытие снимали на камеру.

С помощью социальных сетей и СМИ родители Льва Крикуна придали эту историю огласке. Они хотят добиться наказания врачей. Подозрения об их причастности к смерти мальчика появились и у Следственного комитета. Возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Но врачи не только полностью отрицают вину, но даже выдвинули встречные обвинения маме мальчика.

 

«Готовы ответить»

Один из постов Маргариты Крикун в социальной сети медики посчитали клеветой. Они написали на неё три заявления в полицию, после чего Крикун вызывал участковый для дачи показаний. А на официальной странице детской инфекционной больницы Краснодара ВКонтакте

Маргарита выложила ролики, в которых мамы других детей говорят о нарушениях в инфекционной больнице. Есть соответствующие откровения работавшей в ней медсестры. Там также размещено видео, на котором дети лежат в коридоре.

«Со мной связались три мамы, дети которых тоже погибли в реанимации инфекционной больницы Краснодара, — продолжает Маргарита Крикун. — Я хочу обратить внимание на творящийся там беспорядок. Непонятные случаи происходят. Это нужно прекращать, потому что иначе дети так и будут гибнуть».

Пока в материалах уголовного дела нет конкретных имён — оно возбуждено по факту смерти Льва Крикуна. Определить виновных можно будет только после судмедэкспертизы. Родители мальчика ждут её окончания и надеются, что дело переквалифицируют по более тяжкой статье — «Халатность».

В беседе с ними следователь не исключил такой возможности. Также идёт разбирательство, касающееся действий медиков после смерти мальчика. По словам супругов Крикун, врачи попросили их заплатить 3 тысячи за вскрытие тела ребёнка и отдельную сумму — за то, что его одели. В прокуратуре назвали эти требования незаконными.

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]