Как-то раз в самый разгар финансового кризиса меня вызвал директор издательства, в котором я имела удовольствие работать.

Имела удовольствие, пока там платили пусть небольшую, но регулярную зарплату. Короче говоря, месяца три назад еще платили, а потом почему-то перестали.

Директор, глядя на меня грустными глазами барашка перед Курбан-байрамом, кося на мой уже явно наметившийся живот с будущим подарком для мужа – Степаном Алексеевичем Плотниковым семи месяцев от зачатия - сказал:

– Уважаемая Мария Ивановна, наше издательство в последнее время испытывает определенные трудности с наличными деньгами. С безналичными тоже, как вы понимаете, проблема. Но сейчас речь не об этом. Хотите получить свою зарплату?

– А как же, – ответила я и решила: «Сейчас будет домогаться».

Но директор задумал совсем другое:

– Понимаете, у нас есть ряд должников. Рекламу их мы уже разместили, а платить они и не думают. Ссылаются, как теперь и все, на временные трудности. У вас, кажется, всегда был неплохо подвешен язык. Давайте поможем рекламному отделу. Скатайте в фирму такую-то. Они мне деньги мои отдадут, а я вам ваши. – И, предупреждая мои законные возражения, – Я дам вам свою машину!

И пришлось мне, редактору одного из разделов ведущего в прошлом экономического еженедельника, стать вышибалой долгов. Действовала я так.

Садясь в персональный автомобиль директора, я первым делом стирала с лица весь макияж и превращалась из молодой, красивой женщины в крестьянку из села Кукуево. Машина подъезжала к главному входу офиса. Я, кряхтя и постанывая, выходила и молча шла мимо охранника. Тот, посматривая на мой живот, с пониманием отворял свой шлагбаум. В редких случаях с меня требовали пропуск. Тогда я отвечала примерно так:

– Сейчас у меня отойдут воды, и я начну рожать прямо на твоем КПП.

За два месяца моей коллекторской работы не нашлось ни одного охранника, который бы меня не пропустил. Затем, попав в фирму, я сразу шла мимо взволнованных моим появлением секретарш в кабинет Главного Лица. Там падала на стул, а если был диван, то на диван, и молча и жалобно смотрела снизу вверх на Главное Лицо. Будущий начальник рекламного отдела Степан Алексеевич из моего живота учился у мамы, как надо работать.

Главное Лицо, не зная, как вести себя в присутствии беременной и явно готовой родить прямо в его кабинете женщины, интересовался, какого ляда я разлеглась в его персональном кабинете и прервала разложение пасьянса «Косынка» на компьютере.

Я в ответ протягивала подписанные им до кризиса договора и выразительно показывала на свой живот.

Уходила только с копией платежки, на которой стояла отметка банка. Если платили наличными, то тоже не отказывалась.

За два месяца просроченная дебиторская задолженность издательства была сведена к нулю.

Наш директор плакал, когда у меня и в самом деле отошли воды прямо во время посещения крупной немецкой фирмы. Хотя та и заплатила без разговоров сразу на полгода вперед, лишь бы меня увезли поскорее в роддом.

На выплаченную мне издательством законную премию я купила родившемуся вскоре Степану Алексеевичу хорошую импортную коляску. Себя отправила в спа-салон для восстановления утраченной во время внеплановой работы внешности. А мужу помогла закрыть кредит на машину.

Теперь скучаю в декретном отпуске и думаю, чем бы еще помочь своему родному издательству...


[size=13]Аренда-Строительство-Недвижимость-ЖКХ