Меню
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 1 из 11
Форум » Коррупция » Силовики коррупция » На дне. Трагикомедия в трех актах
На дне. Трагикомедия в трех актах
regiser
Admin
Группа: Постоялец
Сообщений: 2181
Репутация: 7
Статус: Offline
 
 


                    В 15-ю годовщину гибели «Курска» мы начали публиковать документальную сагу о бесславной истории создания российского морского спасателя «Игорь Белоусов».

С легкой руки Сергея Шойгу «Новая газета» вплотную наблюдала за скрытой от гражданских «кухней» принятия решений в армии. Мы увидели, как лоббисты в погонах приносят в жертву коммерческим интересам государственные задачи. Как бездарно распоряжаются миллиардами. Как нагло врут и уклоняются от исполнения приказов.

Почему 15 лет спустя после «Курска» наших подводников по-прежнему нечем спасать и кто в этом виноват? «Новая газета» продолжает рассказывать об этом своим читателям и лично — министру обороны России.

Краткое содержание предыдущих глав

В конце 2011 года руководство Объединенной судостроительной корпорации и завода Адмиралтейские верфи», главком ВМФ Высоцкий, руководитель департамента по обеспечению гособоронзаказа Вернигора и заместитель министра обороны Сухоруков пролоббировали интересы коммерческой фирмы «Тетис Про».
На основании представленных министру обороны Сердюкову не соответствующих действительности сведений было принято решение об отказе от почти готового отечественного глубоководного водолазного комплекса (ГВК-450) — основной «начинки» морского спасателя «Игорь Белоусов». С фирмой «Тетис Про» без проведения тендера был заключен контракт на поставку якобы серийного иностранного ГВК-450 производства британской фирмы Divex, которого в реальности не существовало.
Под видом поставки иностранного ГВК «Тетис Про» закупил разрозненные части стандартизированного западного глубоководного водолазного комплекса, который по своим техническим характеристикам не соответствовал техническим требованиям проекта (подробнее — см. «Новую газету» от 12 августа, «Спасение спасателя»).

В августе 2013 года по предложению «Новой газеты» министр обороны Сергей Шойгу приказал создать межведомственную экспертную группу для проведения профессионального аудита строительства «Игоря Белоусова». Министр прямо указал на необходимость включить туда экспертов, которым мы доверяли. Все эти люди были ведущими специалистами в своей области и активно занимались созданием морского спасателя последние несколько лет. Однако лоббисты «Тетис Про» смогли внедрить в комиссию своих людей, получив пятикратный количественный перевес. Работа комиссии была засекречена и фактически сорвана.

Членов комиссии в приказном порядке распределили в четыре подгруппы, без учета их профессионального опыта. Выходить за пределы тех вопросов, которые были поставлены перед группой, не позволялось. Все основные вопросы отдали в ведение первых трех подгрупп. Зато все рекомендованные «Новой газетой» эксперты были загнаны в «ссылку» — в четвертую подгруппу.
В результате на свет появилось заключение комиссии, абсолютно не отражающее реальное положение дел со строительством «Игоря Белоусова». Это заключение подписали только 15 из 45 членов комиссии. Ни один из экспертов, предложенных «Новой газетой», не был допущен к формированию итогового заключения. Зато наши эксперты написали шесть особых мнений. В итоговом заключении, которое в страшной тайне писала первая подгруппа комиссии, эти особые мнения голословно названы «необоснованными» (подробнее — см. «Новую газету» от 17 августа, «Контратака»).

18 декабря 2013 года журналиста «Новой газеты» пригласили в главное здание Министерства обороны на Знаменке. На совещании у заместителя министра обороны Юрия Борисова должна была состояться презентация доклада о работе межведомственной экспертной группы и утверждение заключения по нему.

Утвердить заключение, однако, так и не удалось. Почему? Эта глава о том, что могут сделать журналисты, задавая свои «вредные» вопросы.

Место действия: зал совещаний на пятом этаже Министерства обороны.

Действующие лица: человек двадцать офицеров. Больше половины — в черной форме (моряки), остальные — в зеленой (штабисты). Из гражданских — журналистка «Новой газеты». Активные участники совещания — шестеро из собравшихся.

Заместитель министра обороны, генерал Юрий Борисов. Выпускник Суворовского училища, прослужил в армии 20 лет, 6 лет проработал в бизнесе, связанном с военными технологиями. С июля 2004-го начал делать стремительную карьеру в ВПК. В марте 2011-го — первый заместитель председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве РФ Дмитрия Рогозина. В ноябре 2012-го указом Путина назначен заместителем министра обороны по вооружению.

Заместитель главкома ВМФ РФ вице-адмирал Александр Николаевич Федотенков. В 2000 году окончил Военно-морскую академию имени легендарного Николая Герасимовича Кузнецова и назначен начальником штаба, а затем и командиром 7-й дивизии подводных лодок Северного флота. Это дивизия, в которую входил «Курск». В 1999 году «Курск» был признан лучшим кораблем 7-й дивизии, а через год — погиб.

Начальник Управления поисковых и аварийно-спасательных работ (УПАСР) ВМФ РФ капитан 1 ранга Дамир Габдулхатович Шайхутдинов. Активный популяризатор продукции фирмы «Тетис Про» и ее «дочки» «Кампо»; поисковик «Яндекс» выдает 60 000 упоминаний при вводе запроса «Шайхутдинов — «Тетис Про».

Начальник 208-го военного представительства МО капитан 1 ранга Андрей Владимирович Подарящий. Сменил Бориса Кирика, уволенного после отказа согласовать договор с фирмой «Тетис Про» о поставке несуществующего иностранного ГВК. В 2008 году Подарящий был ведущим военпредом, отвечающим за контроль качества строительства подводной лодки «Нерпа».
За месяц до выхода в море на заводские испытания командир «Нерпы» написал Подарящему пророческий рапорт, в котором указал, что лодка к испытаниям не готова. Реакция военпреда Подарящего на этот рапорт неизвестна.
В ноябре 2008 года в ходе испытаний на «Нерпе» произошло ЧП, погибли 20 человек. Командир «Нерпы» пошел под суд; Подарящего повысили до заместителя начальника Управления военных представительств МО РФ.

Начальник 40-го Научно-исследовательского института спасания и подводных технологий капитан 1 ранга Сергей Валентинович Башмаков. Всегда заведовал в институте строевой подготовкой. К науке и водолазной тематике отношения не имеет. До Башмакова 40-й НИИ возглавлял водолазный специалист Андрей Звягинцев, получивший звание Героя России за участие в подъеме затонувшего «Курска».

Секретарь экспертного совета ВМА Сергей Леонидович Андрющенко.

Журналист «Новой газеты» Елена Милашина*.


* За 13 лет «Новая газета» опубликовала более 100 журналистских расследований о флоте. В том числе:
— расследование о гибели «Курска» и неспасении 23 подводников, проживших в 9-м отсеке более 2,5 суток;
— расследование о травле последнего легендарного адмирала российского флота Геннадия Сучкова, которого считал своим главным конкурентом на должность главкома ВМФ РФ печально знаменитый Владимир Куроедов;
— расследование о распродаже флота и травле контр-адмирала Кличугина, который пытался остановить воров в погонах;
— расследование о «Нерпе» (на протяжении 5 лет «Новая газета» доказывала невиновность обвиненных в трагедии матроса Гробова и командира Лаврентьева, в 2013 году они были окончательно оправданы);
— расследование о плачевном состоянии морского подводного оружия;
— расследование о спасателе «Игорь Белоусов», которое послужило основанием для вмешательства в ситуацию министра обороны Шойгу. По факту этих публикаций заместитель министра обороны Борисов принес публичные официальные извинения от лица Минобороны незаконно уволенному из армии за правду начальнику 208-й военной приемки Борису Алексеевичу Кирику.

Знаменитости
Автоаварии в инстаграм @awtoawarii
regiser
Admin
Группа: Постоялец
Сообщений: 2181
Репутация: 7
Статус: Offline
 
 


АКТ ПЕРВЫЙ

«Особые мнения»


Совещание у заместителя министра обороны начинается с доклада председателя комиссии заместителя главкома флота Федотенкова. Он читает проект заключения межведомственной экспертной группы: ОАО «Тетис Про» полностью выполняет обязательства по поставке иностранного глубоководного комплекса, иностранный ГВК полностью соответствует Техническому заданию и требованиям ВМФ РФ, спасатель «Игорь Белоусов» вместе с ГВК будет испытан и передан флоту в ноябре 2014 года.

Заместитель министра обороны Борисов: Есть особые мнения у членов комиссии?

Федотенков: Есть особые мнения, они подшиты к материалам комиссии.

Директор 40-го НИИ Башмаков: Особые мнения не носят принципиальный характер.

Борисов: Ну если мнение комиссии единогласное и у вас есть уверенность, что вы движетесь в верном направлении… Так я понимаю?

Федотенков: Выводы комиссии доложены главнокомандующему ВМФ Чиркову. Он с ними согласился.

Борисов: Тогда, я считаю, можно утвердить заключение и поблагодарить комиссию за работу.

Журналист «Новой газеты»: А кто подписался под итоговым заключением комиссии?

Федотенков: Члены комиссии.

Борисов: Вообще должны подписываться все члены комиссии, иначе протокол считается недействительным.

Журналист: Сколько членов комиссии подписались?

Федотенков: Все члены.

Журналист: Вайнерман, Гончаров, Горелов, Ильин, Смирнов, Тумашик — они подписались? Это члены комиссии, у которых были особые мнения, товарищ заместитель министра обороны…

Федотенков: Да, по-моему.

Журналист: Можно посмотреть на их подписи?

Борисов: Давайте посмотрим.

Начальник УПАРС ВМФ РФ Шайхутдинов: Эти члены комиссии подписались под своими заключениями.

Журналист: А под итоговым протоколом, под которым должны стоять подписи всех членов комиссии?

Секретарь экспертного совета Военно-морской академии Андрющенко: В соответствии с регламентом работы комиссии, назначенной вами, товарищ замминистра обороны, у нас было создано четыре группы…

Борисов: Так кто подписал итоговый протокол все-таки?

Андрющенко: Товарищ замминистра, я вам сейчас отвечу. Все члены комиссии подписали протоколы по своим подгруппам, и на их основании первой подгруппой было составлено общее заключение. Выводы подгрупп ни в коей мере не дезавуированы. И особые мнения приложены.

Борисов: У всех ли членов комиссии был доступ к материалам? Все ли они могли высказать свою позицию?

Шайхутдинов: Да.

Журналист: Я связывалась с членами комиссии, они даже не знают о содержании итогового заключения. Кто дал первой подгруппе преимущественное право подписывать протокол вместо всех членов комиссии?

Андрющенко: Мы выполняли указания…

Журналист: Указание по поводу создания комиссии дал министр Шойгу. Мы с Юрием Ивановичем Борисовым свидетели. Министр обороны особо отметил: все члены комиссии имеют равные права, и никто не может отстранить их от работы. А вы чьи указания, простите, выполняли? Кто вам дал право решать, кому подписывать, а кому нет?

Все молчат.

Журналист: Почему членам комиссии запретили рассказывать о ходе работы? Почему документы комиссии закрыли грифом ДСП? Это противоречит указанию министра Шойгу, который заявил, что работа комиссии должна быть публичной. В то же время в комиссию был допущен иностранный гражданин, представитель страны НАТО. Вы от кого все это скрывали?

Андрющенко: Таков был регламент нашей комиссии, потому что информация носила характер для служебного пользования.

Журналист: А кто установил этот регламент? Почему содержание итогового протокола стало тайной для большинства членов комиссии? Почему особые мнения не нашли отражения в итоговом протоколе комиссии? В этих мнениях — четкий анализ конкретных несоответствий ГВК «Тетиса» требованиям технического задания проекта. Черным по белому сказано: безопасность и качество иностранного оборудования ничем не подтверждены. Это, кстати, подтвердил даже специалист фирмы Divex, тоже, между прочим, член комиссии. Его подпись под итоговым заключением есть? Нет! А ведь речь идет о существенных несоответствиях. Так, например, сотрудник ЦНИИ «Прометей» Ильин пишет: «Представленные «Тетис Про» документы не позволяют в настоящее время в рамках экспертизы комплекса ГВК-450 подтвердить выполнение требований по прочности, надежности и безопасности комплекса…» Сотрудник Крыловского научного центра Тумашик пишет: «Выполнение требований по надежности и безопасности комплекса ГВК-450, изготавливаемого фирмой Divех и поставляемого ОАО «Тетис Про», несмотря на уже состоявшуюся поставку конструкций в РФ, в части прочности и надежности корпусных конструкций в настоящее время подтверждено быть не может…» Почему все эти факты не нашли отражения в заключении комиссии? Кто именно написал в итоговом заключении, что иностранный ГВК полностью соответствует ТЗ и требованиям ВМФ РФ?

Андрющенко: ЦНИИ «Прометей» не получил денег за экспертизу этих барокамер и поэтому не захотел признавать их качество.

Журналист: То есть если бы данному научному институту заплатили, он написал бы нужное заключение?

Андрющенко: Вы меня не так поняли.

Журналист: Ну так объясните, что вы имели в виду.

Все молчат.

Шайхутдинов: Тут было слишком много вопросов.

Башмаков: Давайте я отвечу!

Шайхудтинов: Нет, давайте Елена Валерьевна будет их задавать, а мы отвечать.

Журналист: Еще раз повторяю свой вопрос. Почему высказанные в шести особых мнениях замечания к оборудованию ГВК, поставляемого фирмой «Тетис Про», не нашли отражения в итоговом протоколе? Кто написал в итоговом протоколе, что ГВК полностью соответствует ТЗ и требованиям ВМФ РФ? Вы, господин Андрющенко?

Андрющенко: Я не привык говорить в такой манере, тем более в присутствии замминистра обороны.

Борисов: Ответьте на вопрос.

Андрющенко: Какой вопрос?

Журналист: Почему высказанные в шести особых мнениях существенные замечания не нашли отражения в итоговом протоколе? Кто написал в итоговом протоколе, что ГВК полностью соответствует ТЗ и требованиям ВМФ РФ?

Андрющенко: Вы трактуете это так, а мы трактуем, что особых мнений всего два, а остальные — заключения специалистов, и они приложены к материалам комиссии.

Журналист: Вы не отвечаете на вопрос. Кто писал итоговый протокол?

Андрющенко: Комиссия.

Журналист: Хорошо, сколько членов комиссии?

Андрющенко: Сколько вы предложили — 53 человека.

Журналист: Нет, я предложила министру обороны список из 10 экспертов. Всех остальных предложили совсем другие люди. И это сделали для того, чтобы у лоббистов «Тетис Про» был численный перевес. Но, пожалуйста, ответьте на вопрос, сколько членов комиссии видели итоговый протокол и подписали его?

Андрющенко: Все, что было приказано министром обороны, мы выполнили!

Журналист: Товарищ заместитель министра обороны, ваши подчиненные не отвечают на мои вопросы. Но это не значит, что я не должна их задать.

Начальник 208-го военного представительства МО Подарящий: Договорные обязательства фирма «Тетис Про» выполняет в срок. Если характеристики иностранного оборудования на соответствие техническому заданию проекта и требованиям ВМФ РФ не будут подтверждены в ходе испытаний, продукция не будет принята.

Журналист: На ком будем испытывать? На людях?

Подарящий: По программам испытаний, которые производитель подготовит.

Журналист: Кто разрабатывает методики испытаний?

Подарящий: Разработчик оборудования или его производитель.

Журналист: Кто разрабатывает методики испытаний ГВК-450 — военной техники, представляющей высокую эксплуатационную опасность для жизни людей?

Подарящий: Фирма «Тетис Про».

Журналист: Фирма «Тетис Про» — разработчик ГВК? Производитель?

Подарящий: Поставщик.

Журналист: Что делает поставщик?

Подарящий: Закупает оборудование у иностранного производителя и поставляет его заводу.

Журналист: То есть получается, что фирма-дилер разрабатывает методики испытания крайне опасной военной техники. Это нормально?

Борисов: У фирмы есть лицензия на разработку?

Подарящий: Так точно, товарищ заместитель министра.

Борисов: Значит, формально «Тетис Про» имеет такое право.

Журналист: Юрий Иванович! Вполне возможно, «Тетис Про» имеет право на разработку оборудования. Вот к оборудованию, которое фирма разрабатывает, она и может писать программы испытаний. Но по решению министра обороны Сердюкова и по договору с «Адмиралтейскими верфями» фирма «Тетис Про» является поставщиком ГВК-450. А значит, не имеет никакого права разрабатывать методики испытаний комплекса. Давайте мы британских водолазов попросим испытать на себе этот ГВК по методикам «Тетис Про», а не наших ребят?

Шайхутдинов: Вся комиссия утверждает, что на сегодняшний день заявленные характеристики поставляемого «Тетисом» ГВК соответствуют требованиям ВМФ. Но в этом мы убедимся только в ходе испытаний. И мы живых людей в неиспытанное оборудование не посадим. Я вам за это отвечаю. Мне своя судьба тоже дорога.

Журналист: А как вы будете испытывать ГВК? Кто будет погружаться на глубину 450 метров, чтобы проверить работу комплекса на предельных нагрузках? Роботы?

Башмаков: Я специально привел сюда водолазных специалистов, которые будут испытывать комплекс. Ваши эксперты — Илюхин**, Гончаров, Горелов… Они — какие-то там научные работники и инженеры. Они не стояли наверху, не завязывали шнурки, не погружались!

Журналист: То есть испытывать ГВК «Тетис Про» будут все-таки живые люди?

Башмаков: Да!

Все молчат.


** Виктор Николаевич Илюхин — доктор технических наук, профессор, лауреат Государственной премии, заслуженный изобретатель. Создатель и руководитель Ассоциации производителей аварийно-спасательной техники РФ.

Именно в то время, когда Илюхин был заместителем начальника по науке специализированного 40-го ГНИИ аварийно-спасательного дела и глубоководных работ, в институте проводились уникальные эксперименты по разработке отечественной технологии водолазных погружений на глубины до 500 метров. Вынужден был уволиться из-за непродления с ним контракта руководством Военно-морской академии. Причина — независимая позиция по принципиальным вопросам профессиональной деятельности, в том числе — по спасателю «Игорь Белоусов». «Новая газета» предлагала ввести Виктора Николаевича в комиссию, организованную по указанию Шойгу. Но лоббистами интересов «Тетиса Про» было сделано все, чтобы этого не допустить.

Знаменитости
Автоаварии в инстаграм @awtoawarii
regiser
Admin
Группа: Постоялец
Сообщений: 2181
Репутация: 7
Статус: Offline
 
 
Акт второй

      «А где серийный образец?»

Журналист: Господа офицеры! Возвращаюсь к первому вопросу, на который вы так и не ответили. На данный момент вам неизвестны технические параметры поставляемого иностранного оборудования. Вам неизвестно, соответствует ли оно требованиям проекта и флота. Вы утверждаете, что выяснится это только в ходе испытаний. Почему же вы пишете в заключении, что «заявленные характеристики иностранного ГВК-450 соответствуют требованиям»? Где логика?

Андрющенко: Вы зачем такие вопросы задаете?

Журналист: У меня работа такая, Сергей Леонидович!

Борисов: Видите ли, Елена. У нас нет ГОСТов, которые регламентируют контроль качества закупаемой иностранной техники. Закупка иностранной техники это исключение. Вынужденный шаг. Мы на него идем, когда российский производитель не в состоянии сделать то, что требуется заказчику. Это, конечно, не лучший вариант.

Журналист: Юрий Иванович! Жаль, что на этом совещании не присутствует представитель Гостехнадзора. Я думаю, он бы вас поправил. Постараюсь, насколько возможно, сделать это за него. Вот смотрите. Судно «Игорь Белоусов» в большей части укомплектовано иностранным оборудованием. Например, корпорация Rolls Royce является — цитирую открытые источники — «самым известным зарубежным партнером» в этом проекте и поставляет колонки для спасателя. С контролем качества продукции Rolls Royce нет никаких проблем. Как нет проблем ни с одной из фирм-дилеров, поставляющих иностранное оборудование для российского спасателя. Кроме фирмы-дилера «Тетис Про». И мы с вами знаем почему. Потому что в 2011 году министра Сердюкова, грубо говоря, обманули. Ему сказали, что «Тетис Про» поставит «серийный иностранный ГВК-450». Но такого ГВК не существует в природе. В данный момент идут скрытые опытно-конструкторские работы по разработке нового проекта ГВК из того иностранного оборудования, которое поставил «Тетис Про». То есть нарушена вся логика разработки опытного образца военной техники, сначала технический проект — потом конструкторская документация — потом изготовление опытного образца военной техники по чертежам, расчетам и требованиям, заложенным в конструкторской документации. В феврале прошлого года вы получили два экспертных заключения от Крыловского научного центра и Военно-морской академии (ВМА), где этот факт был признан. Эксперты предложили два варианта действий: 1) или промышленность разрабатывает технический проект и создает ГВК по всем правилам; 2) или Министерство обороны останавливает эти подпольные работы и возвращается к отечественному проекту, который был закрыт министром Сердюковым по ошибочным и надуманным основаниям. Почему в итоговом заключении межведомственной экспертной группы ни слова не сказано о февральских заключениях ВМА и Крыловского центра?

Андрющенко: Это были предварительные заключения. Мы проводили научно-технический совет при Военно-морской академии, для того чтобы разобраться, что происходит с поставкой оборудования для ГВК. Мы тогда пришли к выводу, что оборудование, которое поставляет «Тетис Про», соответствует требованиям, которые задал ВМФ.

Журналист: Господин Андрющенко, я зачитаю, к каким выводам на самом деле пришли специалисты Военно-морской академии в феврале: 1) отсутствует серийный ГВК иностранного производства; 2) министр обороны России принял решение <о замене отечественного ГВК на иностранный>, основываясь на несоответствующей действительности информации, представленной организациями промышленности; 3) ОАО «Тетис Про» отказалось предоставить документы, позволяющие до начала поставки оборудования оценить, будет ли иностранный ГВК соответствовать требованиям ВМФ РФ; 4) отсутствует предприятие-разработчик иностранного ГВК, которое должно нести ответственность за безопасность комплекса; 5) ввиду того, что под видом поставки серийного иностранного ГВК ведется скрытое проектирование нового комплекса, отсутствуют экспертизы на безопасность и допустить людей к эксплуатации ГВК юридически невозможно; 6) не выполняются требования по порядку поставки объектов Гостехнадзора, приобретаемых за границей; 7) позиция ВПК ведет к тому, что будет создано судно, не соответствующее требованиям флота; 8) спасатель не будет передан флоту в срок, а на устранение несоответствий нужно будет выделять дополнительное финансирование. Господин Андрющенко, в феврале лично вы подписались под всеми этими пунктами. Как получилось, что в декабре вы кардинально поменяли точку зрения?

Андрющенко: Отвечаю сразу. Потому что сейчас мы, наконец, разобрались…

Журналист: То есть в феврале Военно-морская академия и Крыловский научный центр не разбирались?

Андрющенко: Тогда тоже разобрались. Но нас ввели в заблуждение, что существует технический проект российского глубоководного водолазного комплекса, который якобы разработало конструкторское бюро «Лазурит». Разобравшись, мы поняли, это — блеф.

Журналист: Тут никого нет из «Лазурита», а такие обвинения нужно бросать в лицо. Мы можем сейчас позвонить директору «Лазурита» Вайнерману и спросить, есть ли технический проект. И кто тут блефует?

Борисов: Давайте спросим у военного представителя.

Подарящий: Я не готов сейчас ответить на этот вопрос. Это надо спрашивать у главного проектанта судна КБ «Алмаз».

Журналист: Быстрее все-таки будет позвонить…

Шайхутдинов: Давайте я отвечу на вопрос, почему в феврале у Военно-морской академии было одно заключение, а через полгода — другое. Потому что время течет и все меняется. По результатам февральского заключения заместителем министра обороны Юрием Ивановичем Борисовым было принято решение продолжать работы по созданию ГВК из иностранного оборудования, поставленного «Тетис Про». И комиссия, которая была создана по указанию министра обороны Шойгу, претворила это решение в жизнь.

Журналист: То есть, получается, вся ответственность на вас, Юрий Иванович?

Борисов (медленно и очень аккуратно подбирая слова): Если ретроспективу событий смотреть, там очень много сделано нарушений. В природе не существует такого изделия, как серийный иностранный ГВК-450.

Все хором: Нет!

Борисов: Это все понимают.

Шайхутдинов: Все понимают.

Борисов: То, что мы здесь называем черное белым, белое — черным, ничего не меняет. Факт остается фактом. Но нам нужен спасатель! На нем должен быть глубоководный водолазный комплекс. Было принято решение о прекращении работ с КБ «Лазурит». Не мы его принимали. Наша задача была понять: ход работ, который сегодня проводит «Тетис Про», соответствует требованиям или нет? Мы находимся еще не в конце, но где-то ближе к концу, да?

Шайхутдинов: Да.

Борисов: У нас как бы завершается все.

Шайхутдинов: Да, 25 ноября следующего года флот рассчитывает получить спасатель.

Борисов: То есть две трети пути уже пройдены. Тем не менее комиссии была поставлена четкая задача проанализировать состояние работ по ГВК «Тетис Про». Комиссия отработала. Существуют особые мнения. Большинство членов комиссии за белых, шесть человек за красных. Иногда бывает и так, что один человек прав, а все остальные — не правы. Мне сейчас нужно только одно: понять, есть сейчас предпосылки к изменению порядка существующего хода работ или нет? Может быть, мы что-то прошляпили? И делают совершенно не то? Надо срочно приостановить? Одуматься? Переоценить? Начать заново? Вот видите — все присутствующие машут «нет». Для меня развилка заключается сейчас в этом. Теперь про риск для водолазов. Ну, вы знаете, Лена, я вам так скажу. Никто не собирается ни иностранного, ни российского, ни любого другого водолаза с риском для жизни погружать на глубину 450 метров. Есть тысяча и один способ сделать это с помощью приборов без участия человека. Я исключаю ситуацию, что здесь сидят злые демоны и норовят угробить жизни российских матросов.

Журналист: Юрий Иванович! Вы сами сказали о цели комиссии: отразить реальное состояние дел со строительством спасателя. На основе выводов этой комиссии министр обороны будет решать, что делать дальше, как исправить ситуацию. Грубо говоря, чтобы лечить больного, нужно поставить правильный диагноз.

Борисов: Вы правы. Я не вижу сегодня оснований для утверждения итогового заключения экспертной группы. Надо еще раз проанализировать особые мнения и понять: являются ли эти мнения основанием для каких-то изменений? Если есть основания для изменения текущего хода работ — представьте мне эти основания. Если их нет, то мы будем продолжать работы. Мы должны получить спасатель в 2014

году. Не дай бог в 2015-м что-то случится и спасатель кого-то спасет. Это лучше, чем не построить его вообще.

Журналист: Юрий Иванович! Вас вводят в заблуждение, в 2014 году мы спасатель не построим.

Борисов: Нам в 2014 году корабль сдавать!

Знаменитости
Автоаварии в инстаграм @awtoawarii
regiser
Admin
Группа: Постоялец
Сообщений: 2181
Репутация: 7
Статус: Offline
 
 
АКТ ТРЕТИЙ

«Фамилий не дадим!»

Действующие лица те же, но без замминистра обороны Борисова.

Журналист — замглавкому флота Федотенкову: Александр Николаевич, могу я ознакомиться с итоговым заключением комиссии? Мне ведь его так и не показали.

Шайхудтинов: Мы вам дадим все листы, кроме двух последних. Там стоят подписи.

Журналист: Мне как раз подписи и нужны. Или вы хотите отказаться от своих подписей, как некоторые отказываются от своих слов?

Андрющенко: Вы зачем нас грязью поливаете? Вы мешаете людям нормально строить!

Шайхутдинов: Люди расписывались на документе для служебного пользования, и они были уверены, что этот документ не будет опубликован в газете.

Андрющенко: Вы со своими СМИ нарушаете наши права! Почему вы лезете в мои личные дела?

Шайхутдинов: Фамилии не дам!

Журналист: Мне к Борисову идти?

Федотенков: Дайте ей фамилии.

Андрющенко: Не дам!

Шайхудтинов: Зачем вам нужны наши фамилии?

Журналист: Потому что на этих людей рано или поздно ляжет ответственность.

Шайхутдинов: С подписями листы не дам. Продиктовать — продиктую.

Журналист: Давайте я сфотографирую эти листы, а ваши подписи, так и быть, чем-нибудь прикроем.

(Вырывает листочек бумаги, прикрывает автографы подписантов и фотографирует.)



Знаменитости
Автоаварии в инстаграм @awtoawarii
Форум » Коррупция » Силовики коррупция » На дне. Трагикомедия в трех актах
Страница 1 из 11
Поиск: