Молодо-зелено: как Джон Коллисон стал самым молодым миллиардером в мире



Основатель платежной системы Stripe 26-летний Джон Коллисон — самый молодой миллиардер в мире, заработавший свое состояние сам. Почему ирландскому вундеркинду доверяют свои деньги старожилы Кремниевой долины?
Выпускные экзамены в школе Джон Коллисон сдавал, уже заработав свой первый $1 млн. А на прошлой неделе он стал миллиардером, сообщила The Wall Street Journal. Причем самым молодым миллиардером в мире, заработавшим свое состояние, а не получившим его в наследство.

До этого чемпионом среди молодых бизнесменов был Эван Шпигель, создатель сервиса обмена сообщениями с фотографиями и видео Snapchat. Но Джон Коллисон на два месяца моложе, и последний раунд частных инвестиций в платежную систему Stripe означает, что его 12% компании оцениваются в $1,1 млрд, а это, по расчетам Forbes, 23-е место среди предпринимателей, которым не исполнилось 40 лет.

Конечно, громкие новости о частных состояниях не следует читать буквально. Они красиво звучат, но, как отмечал сам Коллисон в интервью Business Insider год назад, «если компания привлекла частные инвестиции исходя из определенной оценки, нельзя сказать, что такова ее стоимость; оценки частных инвесторов <…> отличаются от публичных оценок». Вот со Snapchat вскоре должна наступить ясность — компания только что объявила, что готовит IPO (первичное размещение на бирже). А у Stripe таких планов пока нет.


Миллионер за партой

Даже без рыночной оценки Джон Коллисон вполне достоин звания вундеркинда. Не только в бизнесе. Аттестат зрелости он получал в Лимерике, третьем по величине городе Ирландии. Все десять экзаменов сдал на «отлично» — это был самый высокий результат за всю историю выпускных в стране. «Он никогда не был «ботаном», просто он не видит разницы между жизнью и обучением», — рассказывал о нем близкий родственник газете The Irish Times.

В ирландской системе среднего образования есть такая особенность — после девятого класса ученикам дается год на то, чтобы освоиться в реальном мире. Можно учиться в школе чему-то вроде того, что в России называют «Основы безопасности жизнедеятельности»: вождению, готовке, приемам самообороны и прочее. Можно поработать. Экзаменов или зачетов нет, вместо них общее заключение, хорошо ли школьник подготовился к взрослой жизни. Это называется «переходный год» (Transition Year).

Джон Коллисон не стал готовиться к взрослой жизни — он в нее сразу вступил. Весной 2007 года он со старшим братом Патриком основал компанию Shuppa, чтобы заниматься приложениями, облегчающими покупки на интернет-аукционах eBay. Братья к тому времени много пользовались этой площадкой, и им казалось, что ее интерфейс мог бы быть удобнее. Например, считали они, не помешал бы инструмент, автоматически подающий заявку в последние секунды торгов, чтобы ее не успели перебить. Или поисковик, учитывающий опечатки.

Сперва они обратились с этой идеей в ирландское агентство по развитию предпринимательства Enterprise Ireland, но там ее не оценили и в гранте отказали. Тогда они отправились в Сан-Франциско и обратились в Y Combinator — крупнейший инкубатор стартапов в Кремниевой долине. Возглавлявший его Пол Грэм проектом заинтересовался, выдал $10 тыс. и посоветовал Коллисонам связаться с двоюродными братьями Калвир — британцами индийского происхождения, которые работали над улучшением интерфейса eBay с другой стороны (для продавцов).

Обе пары братьев быстро нашли общий язык, и в результате появилась компания Auctomatic. Вскоре компанией заинтересовались инвесторы, в частности Пол Бакхейт, создавший Gmail. Еще не кончилось лето, а создатели Auctomatic уже привлекли больше $400 тыс.

Коллисоны и Калвиры придумали и написали десятки приложений для пользователей eBay, но самостоятельное плавание компании оказались коротким. В марте 2008 года, через десять месяцев после создания Auctomatic, ее купила канадская Current Live Media. Эта компания была ничем не примечательна, по сути, она только паразитировала на доменных именах, которые успела зарегистрировать еще в 1994-м, — perfume.com, cricket.com. Ее новый гендиректор решил оживить бизнес, предоставив целевым аудиториям новые приложения. И приобрел Auctomatic за $5 млн — $2 млн наличными, остальное акциями Current Live Media.

Пол Грэм заработал на этом несколько сотен тысяч, но жалел, что Auctomatic продалась так быстро, было бы у команды побольше терпения, цена оказалась бы куда выше. Впрочем, он не осуждал юных миллионеров. «Когда ты так молод и кто-то трясет перед тобой такими деньгами, трудно отказаться», — говорил он журналу Newsweek.

После продажи Патрик Коллисон переехал в Ванкувер и возглавил отдел разработок канадской компании. А 17-летний Джон, получивший, как и требовалось в «переходный год», жизненный опыт, вернулся в школу, где ему оставалось окончить еще два класса, что он и сделал с отличием.

Идея на миллиард

Лимерик, где Коллисоны получали среднее образование, крупный город по ирландским меркам — 100 тыс. населения. Но детство братья провели в глуши, в гостинице на берегу озера. Ее купил их отец, когда Джону было три года. Отец вдруг решил, что работать инженером в Dell ему больше не интересно и лучше заниматься курортным бизнесом.

К тому же и у матери Коллисонов обнаружилась предпринимательская жилка. В Ирландии, стране с патриархальным католическим укладом, как-то само собой подразумевалось, что женщина, родившая ребенка, должна сидеть дома. Когда на свет появился Патрик, работодатель прислал его матери душевное письмо с комплиментами по поводу замечательной карьеры и пожеланиями всего наилучшего в воспитании новорожденного. Лили Коллисон, микробиолог по образованию, была возмущена — она-то и не думала бросать работу. Но раз люди неспособны понять, что женщина не только мать, нет смысла пререкаться, решила она. И через три недели после родов открыла собственное дело — тренинги бухгалтерского учета. Дело еще живет, рассказывает Патрик, и дает работу дюжине человек.

Братья Коллисон унаследовали от родителей оба качества, позволившие им стать миллиардерами: и склонность к точным наукам, и предпринимательский подход. Чего родители не могли им дать — это доступ к современным технологиям. В 1994 году, когда будущий покупатель Auctomatic лихорадочно регистрировал доменные имена, в гостинице Коллисонов интернета не было и в помине. Патрик вспоминал, что несколько лет только читал о Всемирной сети в книжках, которые брал в библиотеке. Интернет появился в доме, когда ему было лет 13 (а Джону 11) и родители согласились установить тарелку — тогда-то он и стал пробовать себя в программировании.

Патрик окончил школу раньше срока — вместо 12-го класса он отправился в Массачусетский технологический институт. Но через полгода бросил, чтобы вместе с Джоном заняться Auctomatic. Собственно, первое свое предприятие братья воспринимали не столько как бизнес, сколько как обучение. Да и большим успехом его не считают, что бы там ни говорил их «крестный отец» Пол Грэм: «Это было очень познавательно, но какого-то большого следа в мире не оставило».

Получив аттестат, Джон поступил в Гарвард, чтобы изучать математику. «Мы тогда еще не были уверены, что не хотим заняться научной карьерой», — говорил Патрик.

Учеба оставляла достаточно времени, чтобы не бросать свои упражнения в программировании. Братья все время придумывали и писали какие-то приложения — для iPhone, для OLPC (стодолларовый «компьютер для бедных», в который Коллисоны смогли загрузить всю «Википедию»). Все это они делали ради забавы и выкладывали свои разработки в Сеть бесплатно.

Как часто бывает с технологическими проектами, «звездная» идея обнаружилась в виде побочного продукта. В 2010 году братья попробовали наладить получение денег за свои приложения. Сунулись в PayPal, но, как и на eBay, интерфейс этого платежного гиганта показался им не слишком удобным. Тогда они и замыслили проект, сделавший их миллиардерами. А именно — максимально простую в использовании систему онлайн-платежей. Такую, чтобы разработчик мог получать деньги за свой продукт в течение нескольких минут после покупки.


С этой идеей они отправились по старому адресу — к Полу Грэму в Y Combinator. Тот недолго думая вложил в проект Stripe от $20 тыс. до $30 тыс. (точная сумма не раскрывается). Джон стал президентом компании, Патрик — гендиректором. А уже весной 2011 года подтянулись акулы венчурного капитализма, в том числе один из основателей PayPal Питер Тиль. Первые инвестиции составили $2 млн. Осенью 2010 года сервис запустился. В следующем году инвестиции составили $20 млн.

Рынок платежей

Stripe — частная компания и не раскрывает данные о выручке. Однако, по оценкам экспертов отрасли, как писал Forbes, объем транзакций, проходящих с участием Stripe, составляет сейчас в США около $20 млрд в год. В США компания взимает комиссию в размере 2,9% от суммы перевода плюс 30 центов за каждую транзакцию, что сравнимо с комиссионными сборами конкурентов, например Square. Как писала The Wall Street Journal, стоимость Stripe может составлять $9,2 млрд. Сейчас транзакции Stripe охватывают 25 стран (Россия в их число не входит).

Для сравнения, деятельность таких транзакционных сервисов, как PayPal, охватывает 202 страны (включая Россию), Square — четыре страны (США, Канада, Япония, Австралия), WePay — две cтраны (Канада и США). По оценке Forrester Research, только в США в 2017 году объем денежных переводов посредством только мобильных устройств составит около $90 млрд.

Спагетти для платежей

Сейчас Stripe уже вышла далеко за пределы обслуживания торговцев приложениями. Среди пользователей и розничная торговля, и благотворительные организации, и избирательные штабы политиков. По данным самой компании, уже в 2014 году каждый третий американец пользовался ее услугами.

В 2015 году Stripe ввела систему защиты от мошенничества, и вскоре среди инвесторов появились традиционные платежные системы — Visa, American Express. Всего за тот раунд в Stripe вложили $100 млн.

Чем проект привлек весь этот бомонд? «Они взяли все это перемешанное спагетти, которое представляли собой платежные системы в интернете, и упростили их для разработчиков и издателей», — объясняет Натан Хаббард, вице-президент Twitter по коммерческим вопросам.

Среди партнеров Stripe теперь не только Twitter, но и Pinterest, Facebook. «Социальную коммерцию» — то есть продажи через социальные сети — Джон Коллисон считает главным направлением развития компании. В первую очередь он делает ставку на мобильные приложения системы, позволяющие быстро пользоваться ею через смартфоны и планшеты: «Статистика показывает, что 60% просмотров розничного ассортимента происходит через мобильные устройства, а покупок — только 15%. Для розничного торговца это как-то жутковато».

Весной этого года на конференции iCONIC Джон рассказывал о новом инструменте для предпринимателей — Atlas. Это приложение позволяет за $500 оформить компанию в штате Делавэр, зарегистрировать ее в американской налоговой службе и открыть счет в американском банке. «Людям не надо переезжать в США ради хорошего делового климата», — объяснял Коллисон. То есть рабочее место предпринимателя может быть где угодно, но при этом он сможет работать в режиме американской компании. Для компании при этом отдельного разрешения на ведение деятельности не требуется — достаточно регистрации и открытого счета, а самому предпринимателю также не нужно разрешения на работу, ведь физически он не находится в США.

У самого Джона Коллинса нет рабочего места — ни кабинета, ни отдельного стола. Иногда президент Stripe садится со своим компьютером за общий стол на первом этаже штаб-квартиры в Пало-Альто, и если не знать миллиардера в лицо, то его невозможно выделить из почти 600 остальных сотрудников компании.

Завершающий раунд инвестиций принес Stripe $150 млн. Вложились CapitalG (инвестиционное подразделение холдинговой компании Google — Alphabet) и General Catalyst Partners. Через несколько дней Джон Коллисон объявил новый набор сотрудников: «Нанимаем на любые вообразимые должности, связанные с разработкой».

Наем сотрудников Джон Коллисон считает самым трудным делом в предпринимательстве. «Перестраивать компанию в соответствии с ее размером — всегда вызов. Тут нет ровного масштабирования. Нужно очень осторожно подбирать баланс между размером компании и тем, как сотрудничают между собой команды», — говорил он Business Insider в 2015 году. На вопрос корреспондента, нет ли у него ощущения, что технологический сектор превратился в пузырь, Коллисон после некоторых оговорок отвечает: если есть реальная проблема и какой-то проект ее успешно решает, значит, этот проект реальный.

Так говорит Коллисон

«Я думаю, а не лучше ли расти в скучном месте, потому что тогда ты вынужден сам искать, что тебе интересно»

«Нам с Патриком часто неуютно: мы боимся почивать на лаврах. Думаю, людей бесит, что мы об этом говорим, но, по-моему, для компании это полезное свойство»

«Необходимое условие для компании — не выйти на плато и не перерасти собственные возможности»

«PayPal — это для нас предупреждение. Их купили в 2002 году, и с тех пор они ничего инновационного не сделали»

«Кремниевую долину можно описывать разными прилагательными, но «нормальный» не из их числа. Там есть такой славный, беспредельный, хотя и опасный иногда оптимизм. <…> То есть Кремниевая долина очень сфокусирована на положительной стороне проекта и временами теряет из виду отрицательную»


Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/business/04/12/2016/5841445c9a7947948eb28007

Знаменитости
Автоаварии в инстаграм @awtoawarii