Наши коммунальные платежи превращаются в яхты для «эффективных менеджеров»? Расследование "КП"

Кажется, такого у нас еще не было: власти Ульяновской области фактически объявили войну монополистам, запретив им с этого года поднимать цены на тепло, энергию и водоснабжение. Мало того, с 2020 года тарифы будут еще и снижены! Бизнес-омбудсмен Борис Титов уже посоветовал брать с региона пример, а поставщики коммунальных удобств пугают: оставшись без миллиардов недополученных рублей, они не смогут поддерживать на плаву системы - и тогда все рухнет...

Корреспондент «Комсомолки» Алексей Овчинников с головой окунулся в таинственный мир российского ЖКХ, чтобы понять: за что в конце концов все мы переплачиваем и сможет ли эта «тарифная революция», начавшаяся на родине Ленина, расползтись по всей стране?

ЦИФРЫ НЕ УДИВИЛИ - ВОЗМУТИЛИ!

- Если власть выдержит удар, то мы хотя бы вздохнуть немного сможем. - Владелец автомойки Сергей, как и все предприниматели области, следит за тем, чем же закончится эта битва. - Хоть планировать что-то получится. Расходы на «коммуналку» постоянно растут, прибыль сокращается, компенсировать разрыв за счет повышения цен тоже не выход - есть предел, после которого все больше клиентов начинают заезжать к нам реже. И так везде!

Собственно, с таких, как Серега, и началась эта история. Получив в прошлом году платежки за январь, те немало изумились. И пока народ привычно ворчал на кухнях, недоуменно разглядывая новые цифры, бизнесмены составили воззвания к властям: ну как выполнять призывы развивать малый и средний бизнес, увеличивать зарплаты и при этом не повышать цены? О каких инвестициях может идти речь, когда уже до 40% прибыли уходит на «коммуналку»?

Подобные выступления бизнеса периодически происходят во всех регионах, однако в Ульяновской области пар возмущения не вышел в гудок: их голоса были услышаны. А еще через месяц здесь и вовсе высадился мощный десант московских экономистов - с их помощью ульяновские власти решили детально разобраться: из чего же на самом деле складываются тарифы и можно ли умерить все время возрастающие аппетиты монополистов?

И вскоре доклад с тысячами цифр лег на стол губернатору. Как позже признавались мне чиновники, выводы не то что удивили, а по-настоящему возмутили...

«ЗАПРЕЩАЮ ПОДНИМАТЬ ТАРИФЫ»

«Я запрещаю поднимать тарифы на электроэнергию в ближайшие годы и готов судиться с поставщиками. Кроме того, тарифы на теплоснабжение в ближайшие 5 лет должны попасть под жесткий контроль!.. Из тарифов исключаются экономически необоснованные расходы инфраструктурных монополий. Так, мы исключили расходы на сбытовую деятельность «Ульяновскэнерго» в размере 783,3 миллиона рублей... Из валовой выручки «Т Плюс» (компания работает в сфере электроэнергетики и теплоснабжения. - Ред.) исключили экономически необоснованные расходы на сумму 1,3 миллиарда рублей...» - к радости потребителей бушевал губернатор Сергей Морозов, потрясая тем самым докладом и обвиняя монополистов в том, что те перекладывают на потребителя свои проблемы.

Так на что же идут деньги? Неужто и впрямь позволяют себе в роскоши купаться? Все эти вопросы мы переадресовали компаниям.

Руководители энергетических компаний вроде как поначалу были готовы встретиться, однако внезапные простуды и занятость перевели наше общение в эпистолярный жанр.

«Предприятие не перекладывает свои проблемы на потребителей, серьезная проблема у общества только одна - это несвоевременные платежи за электроэнергию и накопление задолженности», - гласил ответ «Ульяновскэнерго».

Из дальнейшего следовало: разговоры о том, что они позволяют себе «необоснованные расходы» - неправда, а их сбытовая надбавка в структуре тарифа для населения в январе была всего 5%.

«Действующее законодательство исключает сам факт нецелевых расходов, - возражали и в компании «Т Плюс». - Это решение ставит под угрозу надежное теплоснабжение жителей города. Плюс сейчас продолжает расти задолженность перед нами со стороны местных МУПов, а также увеличивается число аварий на муниципальных сетях...».

Если верить ответам монополистов, каждый рубль потрачен вполне себе обоснованно...

В ожидании встреч с чиновниками, которые наконец пояснили бы, что же такое «необоснованные расходы», я полез искать их на сайтах означенных компаний. Мало ли, вдруг для работяг шубы вместо спецовок закупают, а в качестве ремонтных машин «Мерседесы» используют, заставляя оплатить все это простых ульяновцев?

А ДВИЖОК-ТО ЯХТОВЫЙ!

Час у компьютера прошел почти даром: нет ни шуб, ни «Мерседесов»: коммунальщики ремонтируют ТЭЦ, латают крыши, приобретают какие-то кабели, трансформаторы, ГСМ, изоляторы и прочие расходники, без которых в домах не будет ни света, ни тепла... И вдруг!

Дивлюсь на неожиданно попавшуюся закупку от мая прошлого года: «Ульяновскэнерго» собирается починить двигатель Volvo. И вроде бы ничего необычного, если бы не сумма, которую энергетики готовы были выложить за ремонт - почти 1,9 миллиона рублей! Да за эти деньги новую машину можно взять! Недолгий поиск в интернете по типу двигателя заставляет удивиться еще больше: движок-то - яхтовый!

«Означает ли это, что компания располагает яхтой?» - снова интересуюсь у представителя «Ульяновскэнерго».

«Мы свою позицию высказали, больше нам добавить нечего», - последовал ответ.

- Да про нее все, кто ходит по Волге, знает, - подсказывает местный «речной волк» Леня. - Показать, где стоит?..

НЕ КАРТОШКУ ЖЕ ВОЗИТЬ

За забором заснеженного яхт-клуба несколько мужиков чистят ржавый борт какого-то кораблика.

- Была такая, да, - отвлекаются они от дел. - Но летом ушла.

- А для чего она энергетикам?

- А для чего такие красавицы вообще нужны? Не картошку же возить... - заговорщицки улыбаются мужики. Мол, сам догадайся, кого вместо картошки на ней катать. - Вон у шефа спроси.

Заходим в контору и наспех сочиняем легенду о покупке сей яхты.

- Офигенная яхта, не пожалеете! - Шеф отрывается от бумаг и поднимает большой палец руки. - Только движок они ухлопали.

- И где она сейчас?

- У них спроси. Где-то ниже по Волге стоит - выгнал я ее: не платили за стоянку... Как выглядит? Да забей в интернете «Минор 31» и сам увидишь. Но если продают, бери - вещь!

- Леха, - дергает меня за рукав Леня, глядя в свой смартфон. - Про продажу мы, получается, и не соврали ни разу...

9,8 МИЛЛИОНА. ТОРГ УМЕСТЕН

В том, что у ульяновских энергетиков все-таки есть собственная яхта (не такая, конечно, как у Абрамовича, но сам факт!) сомнений больше не было - есть и, оказывается, давно выставлена на продажу. «Всепогодный, мореходный, экономичный катер, прост в эксплуатации и обслуживании», - гласит объявление, в котором перечислены все достоинства этого финского почти 10-метрового катера. Палуба и каюты облицованы тиком, люк в носовой каюте, душ, туалет... Да, явно не для перевозки картошки. И всего-то за 9,8 миллиона рублей.

- Пока не продана, - обрадовались по телефону в объявлении. - Переговоры пока ни с кем не завершены.

- А что с двигателем? - вспоминаем предупреждение шефа яхт-клуба. - Говорят, проблемы какие-то...

- Там почему-то клапан с поршнем встретились. Но движок подвергался капремонту у профессионалов. Проверили, покатались, сейчас все на ходу. Торг уместен!

Неужели это и есть те самые «необоснованные расходы»?

- Нет, закупки предметов роскоши и зарплаты эксперты даже не проверяли, - качает головой бизнес-омбудсмен региона Екатерина Толчина. Именно с ее подачи год назад власти заинтересовались тарифообразованием. - Но даже по открытым данным компаний, сравнив плановые расходы с фактическими, эксперты такие схемы обнаружили!

Я слушал и не верил ушам своим - как все просто, оказывается...

ТАЙНА ДВУХ МИЛЛИАРДОВ

Три сравнительно честные схемы, как поставщики обогащаются на платежах населения

Чтобы понимать, как в коммунальные тарифы закладываются «необоснованные расходы», нужно знать, как эти самые тарифы формируются. Перед началом очередного года компания предоставляет регулятору (обычно это департамент цен и тарифов при местном минэкономики) свои расчеты того, сколько должны стоить киловатт/час, гигакаллория и кубометр воды. Исходя из себестоимости, затрат, налогов и прочих расходов. Задача регулятора - проверить обоснованность предлагаемых цен, после чего выпускается приказ о новых тарифах.

Попробовав углубиться в эти расчеты, я сильно пожалел об этом - от обилия цифр и непонятных формул уже скоро кружилась голова. Да чтобы понять все это, как минимум профессором надо быть!

- В этом-то вся проблема, - хмыкает знакомый экономист, к которому я воззвал о помощи. - Огромный объем данных, вычисляемых по очень сложным формулам. Плюс (а точнее - минус) - элементарная нехватка опытных специалистов, которые могут справиться с этим. И в итоге часто чиновники попросту соглашаются с предоставленной арифметикой.

Схема №1. Собрать много, потратить мало, а разницу объявить прибылью

- Необоснованные расходы - это те траты, которые заложили в тариф, но по факту их не понесли, - с защитником ульяновских предпринимателей Екатериной Толчиной мы переходим к самому интересному - разбору тарифообразования. - Что выявили эксперты: монополисты планировали потратить, допустим, 100 рублей на уплату налогов, и эта сумма была включена в тариф. Однако по факту обнаружилось: налогов заплатили всего на 20 рублей. Знаете, куда остальные 80 рублей пошли?

- Наверное, на следующие годы перешли - денег же еще на четыре года уплаты налогов собрали!

- Это если по справедливости. На самом деле эти 80 рублей ресурсные компании посчитали своей «экономией» и «прибылью». Чтобы на следующие год снова объяснить при составлении тарифов: нам нужно еще 100 рублей с вас собрать, чтобы заплатить налоги... То же самое касается амортизации основных средств. Запланировали на это потратить, допустим, 50 рублей (эти деньги тоже собрали с плательщиков). Фактически же израсходовали 10. Остаток в 40 также оставили на «прибыль».

- Но те же энергетики утверждают, что не могут нормально работать: дикие неплатежи и задолженности! - показываю я цифры. - «Ульяновскэнерго» должны около 3 миллиардов!

- Это тоже спорно. Часть из этих денег - сомнительные долги, которые уже оплачены. Может быть, уже несколько раз...

Схема №2. За должников платят все - и по несколько раз.

Тот, кто придумал это - поистине гений. Мы делаем небольшую паузу, после которой омбудсмен рассказывает о еще одной обнаруженной московскими экономистами схеме:

- У любой ресурсной организации образуются долги, на которые они жалуются. Мол, не можем нормально функционировать, потому что люди не платят. Но что на деле получается: у компании есть кредиторская задолженность, допустим, в те же 100 рублей. Что она должна сделать, чтобы собрать их? Правильно! Принять меры к взысканию, вплоть до судов. Однако чаще всего компания ничего для возврата денег не предпринимает. Берет эти 100 рублей и включает в состав своих расходов на следующий период, то есть, в тариф. Таким образом, перекладывая ответственность одних потребителей на плечи других.

- То есть, за должников платят добросовестные граждане?

- Точно. Фактически компания возвращает себе эти 100 рублей. Но эта сумма с бухгалтерского баланса не списывается, и «долг» переходит на другой год. И все сначала: «нам не платят и должны 100 рублей...» Аналитики считают, что около 800 миллионов рублей необоснованных трат ульяновских энергетиков, которые звучат в отчете, - это и есть те самые сомнительные долги, которые переходили из баланса в баланс в в 2015-2017 годах.

Схема №3. Сознательно занизить планы продаж

- И это не все, - рассказывает директор «Центра мониторинга и контроля за ценообразованием» Алексей Малоземов, эксперты которого и разобрали ульяновские тарифы по косточкам. - При составлении плановых расходов компании сознательно занижают количество продукта, который они продадут в следующем году, а регулятор, бывает, не замечает это несоответствие. И это происходит из года в год. По всей стране.

Зачем занижать планы? Чтобы увеличить себестоимость одной единицы продукции. Была такая школьная задачка, в которой требовалось рассчитать: как в зависимости от количества кирпичей, который перевозит грузовичок, формируется цена доставки за единицу товара.

Итак, продавец заявляет, что привезет заказчикам 100 кирпичей. Стоимость всей доставки - 100 рублей. Таким образом, перевозка одного кирпича для потребителя стоит 1 рубль. Никто же с математикой спорить не будет? Но на самом деле этот же грузовик (при той же общей стоимости доставки) везет 200 кирпичей. Казалось бы: бизнес есть бизнес. Если бы не одно «но»: продавец заранее знал, что перевезет в два раза больше, и заяви он об этом в самом начале договора, доставка кирпича обошлась бы не в 1 рубль, а в 50 копеек.

Точно так же и в энергетике: при расчете тарифа делят все расходы делятся не на реальный объем продукции, а на значительно меньший. В итоге единица товара обходится дороже. По правилам, компании должны при составлении плана на следующий год сообщить реальную цифру проданной энергии, однако делать это «забывают», снова ставя меньшие цифры. Цена «амнезии», согласно выводу экономистов, измеряется сотнями миллионов рублей. Ежегодно. Не в пользу потребителя, конечно.

ИТОГО

Тарифы можно снизить на треть!

- Получается, коммунальные платежи можно не только заморозить, но и, страшно сказать, снизить? - снова спрашиваем у директора Центра мониторинга и контроля за ценообразованием Алексея Малоземова. - Насколько?

- По результатам проведенной экспертизы из тарифов можно исключить 31% расходов. Это и есть потенциал к снижению. Только делать это надо грамотно, чтобы не разорить компании. И такая ситуация и схемы типичны для тарифов по всей России... Просто никто их как следует на местах не анализировал...

А противостояние ульяновских властей и монополистов тем временем продолжается. Кто же согласится так просто потерять более 2 миллиардов рублей, и вот уже одна из компаний обратилась в ФАС с претензиями. Но, скорее всего, решением антимонопольщиков дело не закончится - обе стороны настроены дойти до суда.

Знаменитости
Автоаварии в инстаграм @awtoawarii