Меню
Назад » » 2020 » Октябрь » 26

Чиновников просят поделиться с народом



Чиновников просят поделиться с народом

«Яблоко» требует принять закон о компенсации вреда от коррупции

Партия «Яблоко» призвала президента Владимира Путина подписать Конвенцию Совета Европы о гражданско-правовой ответственности за коррупцию, внести ее на ратификацию и принять соответствующий закон. Согласно конвенции, государство должно нести ответственность за действия коррупционеров, занимающих госдолжности, и возмещать ущерб гражданам и юридическим лицам. Эксперты считают, что российская правовая система готова к таким изменениям и уже частично использует эти положения, но напоминают, что Россия не ратифицировала еще две важные антикоррупционные нормы.

Одобренное бюро «Яблока» заявление с требованием присоединиться к конвенции было направлено в администрацию президента в конце прошлой недели. Конвенции о гражданско-правовой и об уголовной ответственности за коррупцию Совет Европы принял в 1999 году, но Москва ратифицировала только второй документ. Возможность присоединиться к первой конвенции обсуждалась в России с 2011 года, но идея не была реализована, а после 2014 года вопрос больше не поднимался.

Конвенция предполагает принятие закона, позволяющего гражданину или юрлицу, которое понесло ущерб из-за коррупции, требовать через суд материального или нематериального возмещения. Если акт коррупции совершило публичное должностное лицо, пострадавший вправе требовать возмещения ущерба от государства. К таким лицам, согласно рекомендациям Росфинмониторинга, относятся министры, судьи, депутаты, сенаторы, высшие военные чиновники, главы госкорпораций, губернаторы и др. Документ устанавливает минимальный срок исковой давности: десять лет с момента коррупционного действия и три года со дня, когда пострадавший об этом узнал.

В заявлении «Яблока» сказано, что от коррупции косвенно страдают все, но «в некоторых случаях ущерб самый прямой»: например, «потери фирмы на нечестных госзакупках или разбитая машина из-за махинаций чиновников на дорожном строительстве».
«Сейчас возместить вред от коррупции почти невозможно: исков крайне мало, нормы разрозненные, а в законе множество пробелов,— считает директор центра антикоррупционной политики “Яблока” Алексей Карнаухов.— Так, нет понятия нематериальных взяток, а многие служащие формально не считаются чиновниками и легко уходят от ответственности. Поэтому важно, чтобы у граждан был эффективный механизм защиты в суде, а вред от коррупции возмещало государство».

Такой законопроект может быть принят и без подписания конвенции, тем более что российское законодательство и правоприменительная практика к этому готовы, считают в Центре «Трансперенси Интернешнл-Россия» (ТИ-Р). В сентябре правозащитники запустили петицию с требованием принять такой закон и после сбора нужного числа подписей намерены направить ее в Госдуму, Совфед и Минюст. В описании петиции сказано, что заявители могли бы получать компенсацию с коррупционера или органа, в котором он работал. Получить компенсацию гражданин может, например, за отказ предоставлять квоту на лечение по ОМС или место в детсаду без взятки.

Член комитета Госдумы по противодействию коррупции, единоросс Анатолий Выборный считает эту инициативу «размытой». Он отмечает, что уголовное законодательство уже предусматривает механизм возмещения ущерба в результате действия или бездействия лица, обладающего определенными полномочиями, а также в рамках уголовного дела о коррупции: «Но коррупция — это не только уголовное преступление, но и другие нарушения, которые не влекут уголовно-правовых последствий, а, например, предполагают отрешение от должности в связи с утратой доверия.

А какой может быть ущерб от коррупционного проступка? Это не преступление, не правонарушение, но это тоже может быть коррупция. Поэтому требуется тщательная доработка, чтобы мы имели представление, о чем идет речь».

Замгендиректора «ТИ-Р» Илья Шуманов объяснил “Ъ”, что сейчас практика возмещения ущерба «уголовно заточена», но коррупция все чаще принимает формы, которые трудно подвести под уголовную ответственность: «Если человек пострадал от того, что у чиновника возник конфликт интересов и он отдал госконтракт родственнику, механика возмещения ущерба отсутствует. Кроме того, решения о возбуждении уголовного дела может не быть. Но конвенция предполагает безусловное право гражданина обратиться в суд без предварительного обращения в правоохранительные органы. Если коррупция налицо — этого достаточно, чтобы суд принял решение о компенсации ущерба».

Директор центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин считает, что «Яблоку» правильнее было бы обратиться к Госдуме с требованием ратифицировать две статьи конвенции ООН по борьбе с коррупцией (ст. 33 о защите прав заявителей и ст. 20 об уголовной ответственности за незаконное обогащение чиновников). Такие законопроекты несколько раз вносились, но были отклонены. «Россия ратифицировала эту конвенцию, кроме двух статей, и запустить такую кампанию эффективнее с технологической точки зрения,— полагает эксперт.— Согласно конвенции, власть должна сама выстроить институты борьбы с коррупцией, которые потом начинают работать помимо воли власти. Статья 20 как раз предполагает создание такого института, который серьезно ограничивает пространство для маневра чиновников».

Похожие материалы

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar