Меню
Назад » » 2018 » Апрель » 13

Депутаты запутались в регулировании соцсетей

В четверг Госдума приняла в первом чтении законопроект о регулировании соцсетей.

В процессе обсуждения инициативы депутаты пытались выяснить, что такое общественно значимая информация и почему ее можно будет блокировать в соцсетях без решения суда.

Автор законопроекта Сергей Боярский пытался объяснить, что сейчас соцсети — это площадки, фактически «свободные от правил». Законопроект в итоге поддержали даже не все единороссы.

Представлял законопроект один из его авторов, единоросс Сергей Боярский. По его мнению, соцсети сейчас являются «площадкой, фактически свободной от правил», а также «постепенно становятся средой, распространяющей в том числе противоправный, недостоверный, оскорбительный и даже запрещенный на территории РФ контент».

Единоросс остановился на норме проекта, касающейся распространения недостоверной информации: «Считаем справедливым требовать удалять общественно значимые ложные сведения по решению уполномоченного органа в течение 24 часов, в противном случае регулятор Роскомнадзор будет вправе оштрафовать владельца публичной сети за бездействие, а при повторном случае неисполнения требований — через суд добиваться блокировки информации или даже площадки целиком».

Отвечая на вопросы коллег, господин Боярский еще раз сказал, что Роскомнадзор сможет заблокировать информацию, «только обратившись в суд».

Однако пункт 12 проекта предусматривает именно внесудебную блокировку. О необходимости обсудить этот пункт указало в своем отзыве государственно-правовое управление президента (см. “Ъ” от 12 апреля).

Уже после принятия законопроекта в первом чтении Сергей Боярский объяснить пункт 12 законопроекта не смог, но заверил “Ъ”, что все будет происходить только по решению суда.

Но и другие положения проекта были не ясны депутатам.

Так, Светлана Бессараб («Единая Россия») не поняла, что такое публичная соцсеть и оператор соцсети. «Понятийный аппарат — это основное замечание к тексту»,— признал Сергей Боярский, по словам которого, авторы готовы его обсуждать.

Коммунист Николай Осадчий не понял, как соцсети могут за 24 часа «устранить пропаганду войны, противоправность, недостоверность сведений».

Господин Боярский уверял, что «любая информация может быть вычислена техническими способами, по ключевым словам». Его поддержал глава комитета по информполитике Леонид Левин:

«У администраций соцсетей есть такая возможность, и зачастую модераторами такая информация удаляется оперативно».

Справоросс Олег Нилов не понял, «кто имеет право принимать решение об общественно опасном контенте».

Сергей Боярский, приведя пример о завышенном соцсетями количестве погибших в Кемерово, сообщил, что в этом случае решение о том, какой контент является ложным, будет принимать МЧС.

Господин Нилов усомнился, что «функции судьи», который решает, что правда, что фейк, стоит передавать чиновнику. Его поддержал коммунист Алексей Куринный, по словам которого, в случае с Кемерово «власть сама недоработала, не привела достоверных фактов и получила в итоге то, с чем предлагают бороться».

Его не устроило и понятие «недостоверная общественно значимая информация»: «Что это такое? Кто определяет, достоверная или нет?» По его мнению, закон будет применяться «строго по определенным событиям».

Коммунист также поинтересовался, предусматривает ли немецкий закон, на который ссылался Сергей Боярский, удаление информации по решению суда?

Единоросс сообщил, что в Германии при судах существуют уполномоченные, которые оперативно и быстро рассматривают все жалобы.

Однако он признался, что принятие закона в Германии привело к тому, что «соцсети стали удалять все подряд, боясь больших штрафов».

Сергей Иванов из ЛДПР заявил, что проект направлен прежде всего на то, чтобы в соцсетях не обсуждали «тех людей, которые оборзели, купаются в роскоши, плевать хотели на население»:

«Это кончится тем, что все соцсети будут обсуждать кошечек, собачек, как приготовить пасху, рецепты какие-нибудь, как вывести пятна.

А гражданского общества не будет, оно все уйдет в подполье, а потом выйдет, поднимет кое-кого на вилы».

Александр Шерин (ЛДПР) выразил опасение, что у граждан, которые пытаются дать достоверную информацию через соцсети, например, о «расхищении средств на стройках Минобороны или выпиливании леса в заповедной зоне», такой возможности больше не будет.

Критика сказалась на голосовании. В итоге за принятие проекта в первом чтении проголосовал только 301 депутат, хотя даже во фракции «Единая Россия» 339 депутатов.

www.kommersant.ru/doc/3600962

 

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]