Меню
Назад » » 2019 » Октябрь » 2

Меркель ради мести Кремлю, своих не пожалеет

В Бундестаге напрасно убеждают своего канцлера изменить политику санкций

Представители сразу нескольких фракций Бундестага выступили за отмену антироссийских санкций. По мнению немецких депутатов, ограничительные меры против Москвы не просто оказались бессмысленными, они противоречат национальным интересам самой Германии.

Об этом было заявлено на конференции «Пять лет санкций против России — как выйти из взаимной блокады?», которая прошла 27 сентября 2019 в парламенте ФРГ под патронажем Восточного комитета немецкой экономики.

Отказ от санкционной политики в отношении России поддержали

представители Партии левых (Die Linke),

Христианско-социального союза (CSU),

Социал-демократической партии Германии (SPD)

и Свободной демократической партии (FDP).

Аргументы у всех схожие: антироссийские ограничения не выполняют свои цели. К тому же, Берлин от ответных мер со стороны России пострадал больше всего.

Кстати сказать, еще год назад в интервью «Известиям» депутат от партии «Альтернатива для Германии» Маркус Фронмайер обратил внимание на серьезные негативные последствия антироссийских мер для немецкой экономики.

По его словам, общие потери Германии из-за введенных Евросоюзом в 2014 году санкций в отношении России составляют 40% всего ущерба, который несут страны ЕС. За этот период страна лишилась более 60 тысяч рабочих мест. И продолжает терять ежемесячно 618 млн евро.

«Ради чего? — задается вопросом Фронмайер. — Чтобы изменить территориальный статус Крымского полуострова, чего никогда не произойдет?»

Разумеется, нельзя сказать, что для самой России санкции ничего не значат.

Напомним, что в ходе прямой линии 20 июня Владимир Путин сообщил, что с момента введения против нашей страны санкций российский бюджет не досчитался 50 млрд. долларов. Но Евросоюз все равно потерял больше — порядка 240 млрд. долларов.

Поэтому нет, наверное, ничего удивительного в том, что все чаще в последнее время из уст европейских политиков и представителей бизнеса стали звучать призывы покончить с этой порочной практикой взаимных рестрикций.

В Германии, в частности, об этом не раз заявляли премьеры Саксонии и Брандербурга — Михаэль Кречмер (ХДС) и Дитмар Войдке (СДПГ).

А на минувшей неделе за постепенное снятие санкций высказался еще один политик из партии Меркель — председатель отделения Христианско-демократического союза в Тюрингии Майк Моринг. Причем он предложил первые шаги на этом направлении сделать уже сейчас, до следующих выборов в Бундестаг в 2021 году.

То есть, даже в окружении канцлера уже многие пришли к пониманию, что подобная политика бессмысленна, ущербна и очень дорого обходится государству. Однако фрау Меркель вопреки здравому смыслу продолжает гнуть старую линию, выдвигая России абсурдные условия в виде необходимости соблюдения Минских соглашений.

Хотя, казалось бы, если взаимные санкции вредят национальным интересам Германии, то канцлер должна об этом думать…

— Есть формула, она достаточно простая: если примерно 80−90% немцев выступают против санкций, а в том, что касается людей, которые имеют отношение к политике ситуация 50 на 50, то политическая элита в соотношении 80 к 20 выступает за санкции, — комментирует ситуацию эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер.

— Почему Меркель выступает за санкции? Почему аналогичной формулы придерживается и Аннегреет Крамп-Карренбауэр — министр обороны ФРГ, и Хайко Маас — министр иностранных дел?

— Потому что для них это выражение той позиции, которая есть у германской политической элиты по отношению к происходящему. Они в любом случае, всегда будут на стороне Вашингтона и всегда будут против Москвы. Пока эта элита существует в таком виде, в каком она есть.

Для них санкции, это элемент уже, скорее, идеологии, нежели практики. Они должны показывать виноватых. Виновата для них Москва. Она всегда будет виновата просто потому, что иное не укладывается в их представление о мире.

«СП»: — То есть, даже если это вредит их собственной стране, идеология оказывается важнее, чем здравый смысл и экономика?

— Несомненно. Экономика в этой ситуации с самого начала играла очень маленькую роль. Преобладает здесь идеология. Преобладает понимание того, что Запад должен быть солидарен. И понимание того, что Германия, это всего лишь младший партнер Соединенных Штатов.

Вот это все вместе определяет их позицию.

«СП»: — На прошедшей конференции депутат от «левых» Клаус Эрнст, возглавляющий комитет по экономике и энергетике, заявил о высоких шансах того, что Германия сможет добиться снятия антироссийских санкций на уровне ЕС. По его мнению, сделать это необходимо в качестве ответа на возможные экстерриториальные санкции в отношении Европы со стороны США.

То есть, санкции против России могут стать «разменной монетой» в торговой войне США и ЕС?

— Что бы Соединенные Штаты ни делали, как бы они не относились к Западной Европе, Западная Европа никогда не будет готова в одностороннем порядке или самостоятельно (как угодно) отказываться от этой политики. Причем речь идет, опять-таки, о политической элите — что германской, что французской.

Что касается итальянской, то здесь есть некоторые оговорки. Но надо видеть, что итальянцы не пытаются дискутировать ни с немцами, ни с французами на эту тему.

Вот они нам говорят все время, что, дескать, «мы против санкций», но там они не открывают дискуссию. И это тоже очень важно. Для них это элемент их идентичности. Не только идеологии, но и идентичности, в данном случае. И пока это элемент идентичности…

Пока они показывают своим же собственным избирателям и своим же собственным политикам более низкого уровня, что, дескать, тут находится цивилизованный, культурный и правильный Запад, а вот там — неправильная Россия, это в целом будет воспроизводиться.

А отмена пойдет тогда и только тогда, когда, по крайней мере, начнет меняться в Германии и Франции политическая элита.

Когда в ней появится гораздо больше людей, скажем так, с континентальным взглядом на мировую политику. Которые будут понимать, что Россия им нужна для того, чтобы правильно торговаться с Америкой.

Пока таких людей в европейской элите практически нет.

«СП»: — И сколько придется ждать их появления?

— Может быть, сто лет. Может быть, двести. Может быть, никогда. Нет ответа на этот вопрос просто потому, что смена поколений, она всегда в чем-то таинственна, всегда она идет несколько не так, как это предполагалось.

Никто же не предполагал, когда ХДС и СДПГ создавали очередную большую коалицию, что их совместный рейтинг будет так валиться. Да, сначала нам говорили, что он валится из-за мигрантов. Но сейчас уже проблема не в мигрантах. Он просто стагнирует и падает, потому что перестал устраивать избирателей. Избиратель не видит в нем свое будущее.

Вот, скажем, вы смотрите на кого-то и осознаете, что это — не ваше будущее. Так же немецкий избиратель смотрит на них и понимает, что это не его будущее.

Как бы произошло размежевание. Сколько это будет продолжаться, сказать сложно. Может быть, что-то случится, и это пройдет за год. Может, это будет длиться достаточно долго. Но пока это просто требует того, чтобы за этим наблюдали.

«СП»: — Тема санкций так часто звучит в последнее время на Западе. А нам, вообще, насколько важно, отменят они свои ограничения, не отменят?

— Совсем неважно. Для нас важно проводить свою собственную политику. А что касается Запада…

То размежевание, которое должно было произойти, оно после событий 2013−2014 гг. частично произошло. И сейчас нам главное, сформулировать собственные принципы, собственную политику, а на них вообще никакого внимания не обращать. Они для нас должны уже становиться вещью в себе, которую мы используем, когда нам нужно. И не можем использовать в ряде других случаев.

Отношения с Западом, как мне кажется, должны быть всегда прохладными. Очень прохладными. Но не доходить до точки замерзания. Рассчитывать на то, что они будут хорошими, нам не стоит.

Научный сотрудник отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН Федор Басов, со своей стороны, не уверен, что большинство в Бундестаге проголосовало бы за снятие санкций с России:

— Дело в том, что депутаты, которые участвовали в этой конференции, не озвучивали позицию своей партии и даже всей фракции. Это, скорее, мнение отдельных политиков и отдельных партий. Хотя, конечно, нельзя отрицать наличия в Германии сильного антисанкционного лобби. Прежде всего, в восточных землях, где особенно сильно влияние социал-демократов.

Но санкции принимались ЕС коллегиально. И цель Германии сохранять основную внешнюю политику Евросоюза по этому вопросу.

Ведь есть, как мы знаем, страны, такие как Польша, Румыния, государства Балтии, которые требуют жесткого соблюдения санкций. С другой стороны, многие в Старой и Южной Европе выступают за смягчение ограничительных мер и даже за постепенную их отмену. Германия как раз держит здесь срединную позицию.

«СП»: — Одним из депутатов Бундестага Меркель и Макрону было предложено внести вопрос об отмене антироссийских санкций в повестку дня на уровне Евросоюза. Каким-то образом это может способствовать положительному решению вопроса?

— Все решения по санкциям принимаются Европейским Советом, где заседают как раз главы государств. И там действует принцип консенсуса.

Но, разумеется, если Германия и Франция вместе выступят за смягчение или отмену этих мер, то, я думаю, маятник, так сказать, может качнуться…

Другое дело, что Меркель всегда говорила, что снятие санкций возможно только в случае выполнения Минских соглашений. Иными словами, только после реинтеграции Донбасса в Украину.

Тогда, конечно, санкции могут смягчить. Но полностью не отменят, потому что останется еще «крымский пакет».

«СП»: — О какой интеграции может идти речь, если Киев даже «формулу Штайнмайера» выполнять отказался?

— Значит — цугцванг. И такое положение будет сохраняться.

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]