Меню
Назад » » 2017 » Апрель » 28

Убить — что высморкаться

Латинская Америка — абсолютный лидер по частоте и количеству убийств. Фактически каждое третье такое преступление совершается именно в этом регионе. Таковы данные, собранные Управлением ООН по наркотикам и преступности (UNODC — United Nations Office on Drugs and Crime).

Хуже всего дела обстоят в Бразилии, Колумбии, Сальвадоре, Гватемале, Гондурасе, Мексике и Венесуэле.

Чтобы оценить масштаб проблемы, достаточно привести такой пример: в Афганистане с 2001 по 2014 год, когда там проводилась натовская операция против движения «Талибан» (запрещено в России), погибли около 26 тысяч человек. В Гондурасе за тот же период жертвами преступников стали 67 тысяч, и это притом, что население центральноамериканской страны в три раза меньше, чем в Афганистане.

По мнению многих экспертов, реальные показатели могут оказаться еще выше — власти не публикуют объективные данные по количеству насильственных преступлений.

Убить — что высморкаться

В Венесуэле к убийствам давно все привыкли. В прошлом году столицу страны, Каракас признали абсолютным лидером по насильственным смертям. Венесуэла шла к этому рекорду уверенной поступью. В 2001-м, по данным ООН, здесь происходило около 50 убийств в год на 100 тысяч населения, в 2014-м — уже почти 80, а в 2016-м этот показатель достиг 90 человек (по другим источникам — 120), что почти в 20 раз превышает среднемировой уровень. Впрочем, это лишь приблизительный подсчет: достоверных данных нет, поскольку власти засекретили официальную статистику еще несколько лет назад.

Ситуация на самом деле страшная. Практически у каждого местного жителя есть друг, знакомый или родственник, погибший от рук убийц. В ходе анонимного опроса, проведенного некоммерческой организацией «Обсерватория по мониторингу преступности», две трети респондентов сообщили, что в районе, где они живут, в последние 12 месяцев произошло убийство.

Жертвами преступников может стать кто угодно. 6 января 2014 года на одном из шоссе были убиты «Мисс Венесуэла-2004» Моника Спир и ее муж Генри Берри, ранение получила их пятилетняя дочь. Автомобиль, на котором путешествовала семья, сломался и остановился на обочине. Судя по всему, злоумышленники хотели ограбить Монику и Генри, но те попытались оказать сопротивление, за что и поплатились жизнью: их буквально изрешетили пулями. Преступление вызвало такой резонанс, что о нем был вынужден упомянуть в телевизионном обращении президент Николас Мадуро. Спустя несколько дней предполагаемых убийц задержали. Но столь быстрое раскрытие убийства — исключение из правил.

Другой вопиющий случай произошел в марте нынешнего года. Двое сотрудников полиции, одетые в гражданское, курили на улице. К ним подбежала пара подростков, они схватили сумку, стоявшую у ног одного их стражей порядка, и бросились наутек. Полицейские, погнавшись за воришками, повернули в переулок, где их поджидала целая шайка малолетних преступников, вооруженных ножами. Один полицейский был зарезан на месте, другого, истекающего кровью, доставили в больницу, где он чуть позже скончался.

Впрочем, холодное оружие у убийц не в чести. Социологи из семи местных университетов, пожелавшие сохранить инкогнито, утверждают, что большинство насильственных преступлений совершается с использованием огнестрельного оружия, находящегося в незаконном обороте. Эксперты считают, что на руках у венесуэльцев от 5 до 13 миллионов незарегистрированных стволов. Для страны с населением 29 миллионов человек — колоссальный показатель.

В мае 2016-го Мадуро дал членам преступных кланов трое суток на то, чтобы сложить оружие. С теми, кто откажется выполнить это требование, президент пообещал покончить жестко и решительно, задействовав для этого вооруженные силы, национальную полицию, специальные службы уголовного розыска и безопасности. Однако слова Мадуро так и остались пустой угрозой.

Грабеж и устрашение

В декабре прошлого года полиция Гватемалы арестовала 27-летнего Карлоса Гайтана по кличке Дарк, которого подозревают в многочисленных убийствах. По данным следователей, только за 2016 год он лишил жизни не менее 40 человек. Большинство жертв Гайтана — местные торговцы и перевозчики, у которых он вымогал деньги. По предварительным оценкам, бригада Solo Para Locos («Только психи»), которой руководил пойманный бандит, совершила не менее сотни убийств.

Кстати, как и в Венесуэле, местные жители в ходе опросов признались, что за последний год хотя бы раз либо сами становились свидетелями убийства, произошедшего в их районе, либо слышали о таком инциденте.

По оценкам, в стране насчитывается от 1,2 до 1,9 миллиона единиц огнестрельного оружия, примерно половина находится на руках у населения незаконно. С применением огнестрельного оружия в стране совершается порядка 90 процентов убийств. Весьма распространенным и прибыльным видом преступлений в Гватемале считается нападение на автотранспорт. Бандиты промышляют на проселочных дорогах и трассах. Останавливают автобусы с туристами, отнимают у пассажиров все ценное: деньги, украшения, телефоны, фотоаппараты, видеокамеры. При малейшей попытке сопротивления жмут на курок.

Широко распространена в стране практика убийств ради устрашения. В мае 2011-го произошла так называемая резня в Касерио-ла-Бомба. Погибли 29 человек (в том числе дети). Их тела были обезглавлены, а убийцы на стенах домов написали кровью предупреждения и угрозы. Как сообщали местные СМИ со ссылкой на полицейские источники, расправу учинили около 200 бандитов. По одной версии, местные жители пострадали из-за разборок между кланами наркоторговцев. По другой — убийство было совершено одной из шаек, чей главарь был схвачен полицейскими. Бандиты хотели напомнить властям, «кто в доме хозяин».

Война — дело молодых

Легкость, с которой преступники пускают в ход пистолеты и автоматы, может поразить только того, кто плохо знаком с латиноамериканскими реалиями. В банды многие местные жители вступают еще в подростковом возрасте, а иногда и раньше. Процесс инициации проходит в два этапа. Сначала мальчишку жестоко избивают члены этой же группировки, после чего объясняют главное правило: убей или убьют тебя. Через какое-то время наступает черед второй фазы «посвящения»: подростка отвозят на территорию, контролируемую другой бандой, и дают в руки пистолет — новобранец должен застрелить представителя конкурирующего клана. Только после этого он получает пропуск в криминальное сообщество, откуда есть только два пути — в тюрьму или на кладбище.

Кстати, использование детей и подростков в качестве убийц весьма распространено по сугубо прагматичным соображениям. За убийство в Гватемале предусматривается лишение свободы на срок до 50 лет, но это не распространяется на несовершеннолетних, уголовное преследование которых запрещено.

«Мы раньше никогда не слышали о нападениях — во время войны не было такого насилия, — уверяет одна из пожилых жительниц Гватемалы, имея в виду гражданскую войну, которая закончилась в 1996-м. — А сейчас даже дети ходят с пистолетами и ножами, это пугает».

Больше всего, конечно, гибнет самих бандитов — в результате постоянных стычек с конкурентами, полицией или армейскими подразделениями. Американские исследователи ввели по этому поводу специальный термин — «нерегулярная война». Согласно ряду оценок, суммарные потери в ней достигают 140 тысяч человек в год, или около 400 человек в день. И это в основном подростки, молодые люди и мужчины в возрасте до 34 лет.

В общем, как с грустью констатируют социологи, риск быть убитым в Латинской Америке значительно выше, чем вероятность умереть от рака, СПИДа или любой другой болезни.

 

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]